КС поставил точку над «i» в спорах за правообладание товарным знаком

03.07.2018 12:37 1407

Конституционный суд рассмотрел действующее законодательство и обнаружил, что Роспатент может рассматривать вопросы о государственной регистрации перехода исключительного права на товарный знак юридическому лицу, к которому после реорганизации была присоединена фирма-правообладатель, одновременно с вопросом о продлении срока действия этого права.

Напомним, в конце мая Конституционный суд (КС) РФ принял на рассмотрение жалобу ООО «Тестато», которому Суд по интеллектуальным правам (СИП) отказал в праве на регистрацию товарного знака «Зилант». Проблемы с правами у компании начались еще при обращении в Федеральную службу по интеллектуальной собственности (Роспатент), которая отказала в продлении срока действия исключительного права на товарный знак и в предоставлении шестимесячного срока для подачи заявления о продлении этого срока. 

В своем решении Роспатент указал юридическому лицу на то, что товарный знак принадлежал юридическому лицу, которое было реорганизовано путем присоединения к другому юридическому лицу, а то, в свою очередь, также было реорганизовано путем присоединения к ООО «Тестато». Поэтому без регистрации перехода исключительного права правопреемник правообладателя не может обращаться за продлением срока действия исключительного права. Спор со службой довел ООО в СИП, который в свою очередь признали действия Роспатента незаконными и обязал его рассмотреть ходатайство ООО «Тестато». Служба с решением суда не согласилась и подала кассационную жалобу. Рассматривая ее, президиумом СИПа пришел к выводу о противоречии норм Гражданского кодекса (ГК) РФ, приостановил производство по делу и обратился в КС РФ. 

В своем обращении Суд по интеллектуальным правам просит конституционных судей разобраться, кому все-таки принадлежит исключительное право на товарный знак в случае несоблюдения всех требований при государственной регистрации перехода права притом, что при реорганизации, согласно ГК РФ, товарный знак автоматически переходит к новому юридическому лицу. 

Рассмотрев жалобу КС пришел к выводу, что исключительное право на товарный знак является имущественным правом, которое признается и охраняется при условии его госрегистрации. При этом права на имущество возникают с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр. Однако если связывать переход права с его госрегистрацией, то с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) записи о прекращении деятельности юрлица-правопредшественника, до момента завершения госрегистрации перехода права к правопреемнику, оно оставалось бы без правообладателя. 

Это лишало бы данное право судебной защиты и вопреки предписаниям Конституции РФ нарушало бы имущественные и иные права как самого правопреемника, так и иных лиц. Таким образом, при реорганизации юридических лиц в форме присоединения исключительное право на товарный знак считается перешедшим к правопреемнику с момента внесения записи в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности присоединенного юрлица. 

При этом отсутствие госрегистрации перехода исключительного права на товарный знак к юридическому лицу-правопреемнику может затруднить распоряжение перешедшим к нему правом. Например, помешать заключению договора об отчуждении этого права. Поэтому требование зарегистрировать переход данного права в качестве условия совершения уполномоченным органом юридически значимых действий в ряде случаев представляется вполне оправданными. 

Судьи КС понимают, что при применении норм о продлении срока действия исключительного права на товарный знак Роспатент исходит из того, что сначала правопреемнику нужно зарегистрировать переход права, а потом подавать заявление на продление срока действия данного права. Однако из норм Гражданского кодекса РФ такого требования не вытекает.

Это чрезмерное обременение юридических лиц. Такое толкование может приводить к увеличению времени рассмотрения Роспатентом соответствующего заявления, что грозит риском утраты исключительного права на товарный знак. А, как неоднократно указывал КС РФ, цели одной только рациональной организации деятельности органов власти не могут служить основанием для ограничения прав и свобод человека и гражданина. 

Таким образом, как сочли в КС, оспариваемый пункт 6 статьи 1232 ГК РФ допускает возможность рассмотрения Роспатентом вопроса о госрегистрации перехода исключительного права на товарный знак одновременно с вопросом о продлении срока действия этого права.

Ввиду чего в Конституционном суде порекомендовали федеральному законодателю внести в действующее правовое регулирование изменения, гарантирующие одновременное рассмотрение данных вопросов.

«Правообладатель, до момента государственной регистрации перехода исключительного права, не может этим правом распоряжаться, - пояснил журналистам судья КС Александр Кокотов. – В частности он не вправе производить отчуждение (продавать, передавать, - прим. ред.) это нормально. Стимул для правообладателей для того чтобы они все-таки, после того как к ним перешел товарный знак, в надлежащем порядке и в разумный срок производили госрегистрацию этого права, что необходимо в интересах контрагентах и всех участников гражданского оборота».

Новости партнеров: