Журналист Андрей Захарчук: Я люблю свою Родину, только Украина для меня – не Порошенко

02:02 25.02.2015 1118
Санкт-Петербург, 24 февраля. Наш коллега Андрей Захарчук, украинец по национальности, почти две недели провел в Николаевском СИЗО по несправедливому п
Журналист НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ Андрей ЗахарчукСанкт-Петербург, 24 февраля.Наш коллега Андрей Захарчук, украинец по национальности, почти две недели провел в Николаевском СИЗО по несправедливому подозрению в шпионаже и госизмене. 24 февраля он вернулся в Петербург, чтобы продолжать здесь жить и работать. При этом, Андрей не перестает повторять друзьям и коллегам, что душой остается сыном Украины – несмотря на то, что теперь он объявлен там персоной нон-грата. После теплой встречи в редакции НЕВСКИЕ НОВОСТИ устроили своему корреспонденту интервью.- Андрей, ты знал, что мы тебя поддерживаем и боремся, чтобы вызволить тебя из тюрьмы?

- Да, на суде я встретился с отцом, и он сказал: «Твои коллеги пишут везде», но я не знал, насколько много пишут. Теперь я понимаю, что огромную помощь оказали журналисты. Я не ожидал такой реакции. Точнее, ожидал, но это превысило мои ожидания. Я в СБУ сразу сказал: «Ребята, вы просто подарок русской прессе делаете. Меня там сейчас сделают страдальцем». В вас я не сомневался: я знал, что вы мне хорошо поможете, и так и случилось. Друзья вообще красавчики у меня. Они меня не удивили, когда в Николаеве провели акцию в мою защиту: я знал, что окружен прекрасными людьми, и они в очередной раз это подтвердили. Они поняли, что всё это вне взглядов прозападных или прорусских, это чисто человеческая ситуация, и разные друзья разных взглядов мне писали и поздравляли с тем, что меня выпустили. Если это была проверка, то мои друзья прошли ее – более чем успешно. Обидно, что украинские СМИ практически все испугались, никто не откликнулся. Но те немногие, что приходили на суд, слушали обвинение, слушали адвоката, слушали меня, – они все на моей стороне. Те, кто в ситуацию вдумывались, – понимали ее абсурд и были за меня. Остальные просто проигнорировали. Я давно понял, что журналистская свобода нарушена, что идет информационная борьба. Что касается украинских СМИ, я думаю, они должны признать абсурд ситуации и представить, что могут сами оказаться на моем месте. Я же даже не работал с опасной политической темой, я просто город снимал... Нам рано или поздно придется мириться народами, странами, и есть такая наивная мечта: как минские договоренности были среди политиков, так встретиться и представителям прессы – и между собой помириться и не обзывать друг друга в материалах СМИ. Всем ясно, что эта война на фронте хорошо подпитывается информационно, и мы все отчасти виноваты в том, что происходит, все в этом замешаны. - Когда ты по-настоящему почувствовал, что ты на свободе? - В ЛНР, после обмена, когда уже расстался с военнопленными, смог отдохнуть в отдельной квартире – просто прилечь, успокоиться и почувствовать, что всё закончилось. - Твоя Родина теперь не принимает тебя, а ты сам гражданином какой страны себя чувствуешь? - Я чувствую себя украинцем. У меня с детства очень патриотичная семья была. Только Украина для меня – не Порошенко. Я ассоциирую ее с землей, с культурой, с казачеством, с такими вещами. С природой: я очень люблю речки небольшие, города. Люблю ментальность людей, всё это люблю. - Как думаешь, эта история изменит твою работу в журналистике? - Мне стала интересна геополитика, но пока не знаю, заниматься этим или нет. Вообще чувствую, что готов к более серьезным темам. - А к новым командировкам готов? - Да, я бы с удовольствием!   Читайте по теме: Андрей Захарчук вернулся в Петербург: журналисты встречают коллегу как звезду

Новости партнеров: