Трупы уток на жаре, или Как Таврический сад превратился в болото

10.08.2018 11:20 344
Смерть уток и заболачивания водоемов в Таврическом саду показали, что в Смольном не особо заботятся о благоустройстве петербургских парков.

Некоторые называют Таврический сад одним из самых респектабельных в Петербурге. Если бы речь шла о человеке, говорят они, то его можно было бы сравнить с престарелым британским джентльменом. Действительно, в истории садово-паркового комплекса есть масса деталей, дающих обильную почву для подобного рода сравнений. Достаточно сказать, что это первый пейзажный или английский парк в Северной столице. Таврический сад также является ближайшим соседом Таврического дворца — колыбели российского парламентаризма. Наконец, сад представляет собой излюбленное место для созерцательных и неторопливых прогулок поколений и поколений петербуржцев — а это, как кажется, является самой стереотипической забавой британских джентри из британских же novels of morals.

Бесславная гибель «зенитовцев»

Но большое и величественное, как известно, видится на расстоянии. Та же самая дистанция мешает различить малые детали и изъяны. А их, если приглядеться и подойти поближе, у современного Таврического парка в избытке. Чего стоит лишь недавняя история об утках.

Для тех, кто не в курсе, напомним, что на прошлых выходных на просторах соцсетей появилась информация о массовом вымирании водоплавающих обитателей прудов и речушек Таврического сада. Причина гибели пернатых — летняя жара. Она заставила пруд в Таврическом зацвести, позеленеть и в течение пары дней превратиться в зловонное болото. В свою очередь помутневший пруд показал себя неподходящей средой для благополучной утиной жизни.

Примечательно, что как минимум некоторые из погибших птиц были не простыми утками, а, если можно так сказать, возлюбленными детьми города. Весной 2015 года одиннадцать белых утят были с большой помпой выпущены в пруд Таврического сада активистами-экологами в присутствии известного футболиста Александра Кержакова. Благодаря интернет-голосованию некоторые из них получили самые что ни на есть «зенитовские» имена. В числе прочих в «пернатую команду» Таврического вошли утята Халк и Керж. Кажется крайне печальной идея, что теперь они уже больше не рассекают по пруду, но плавают в нем лицом вниз, мертвые и разлагающиеся, как неудачливые герои какого-нибудь нуарного детектива.

Сейчас, по прошествии недели, бренные останки утят из водоема уже убрали. Это не помешало, впрочем, расстроенным и встревоженным жителям Центрального района в прямом и переносном смысле возложить ответственность за эту маленькую трагедию к ногам городских депутатов. Так, разлагающиеся тушки уток были подкинуты неизвестными к дверям и порогам нескольких членов петербургского законодательного собрания.

Весьма живописный жест. Его суть также достаточно понятна. Из-за небрежения со стороны городского руководства Таврический сад в последние годы постепенно приходит в упадок. Тому есть масса показательных примеров, об одном из которых мы еще вспомним.

Таврический vs. Смольный

Справедливости ради следует сказать, что подобное распределение вины не совсем оправдано. Все же ни один депутат петербургского ЗакСа не обладает возможностью приказать что-то сделать с парком. Это попросту не в их полномочиях. Равно и администрация Таврического сада, и другие ответственные и надзорные органы, следящие за благоустройством парковых комплексов, в конечном итоге отвечают перед Смольным, перед губернатором и исполнительной властью.

На самом деле несколько лет назад в Таврическом саду произошла еще более животрепещущая история. Тогда на охоту там вышла банда так называемых догхантеров. Эти люди на протяжении всего весеннего и летнего периода посыпали траву в парке отравляющим веществом. В итоге несколько домашних питомцев погибли самой мучительной смертью. Шли разговоры, что яд может угрожать также и гуляющим в саду детям. Граждане пытались организоваться в добровольные патрули, чтобы как-то поймать или спугнуть преступников. Депутаты из Таврического дворца активно добивались какой-либо реакции со стороны городской администрации. Тем не менее поскольку никто из людей тогда не пострадал ее так и не последовало.

Многие также согласятся, что сад Смольного, лежащий совсем неподалеку от Таврического, благоустроен по высшему разряду. Четыре его фонтана поддерживаются в чистоте, его дорожки убраны, а территория благоухает. Никаких болотных миаз или тем более мертвых уток и собак под окнами градоначальника. Все это, как кажется, вполне разительно показывает, у кого есть власть что-то изменить в такого рода историях, а у кого ее нет.

Смольный вполне способен позаботиться о собственных зеленых насаждениях. Потому то, что творится из-за жары, неправильно организованной подачи воды или человеческой злобы в Таврическом саду, его не сильно волнует. Это проблема колыбели парламентаризма и простых граждан, любящих прогулки в иррегулярном парке. Но они — за неимением должных рычагов воздействия — не могут решить ее самостоятельно. Что ж, по видимому, тем хуже для них.

Иван Войницкий

Материалы по теме: