"В Питере — пить?" или Когда Петербург стал алкогольной столицей

28.09.2018 18:57 414
Постоянный автор НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ рассказывает, почему строчки известной песни Сергея Шнурова про алкоголь в Северной столице — уже не повод смеяться.


Северная столица, культурная столица, город на Неве, Северная Пальмира, город-герой Ленинград, Северная Венеция… Так уж получилось, что ключевой туристический магнит страны обрёл еще одно наименование, увы, не ласкающее слух и не вызывающее чувство оправданной гордости. С недавних пор Петербург входит в сомнительный топ «пьющих» российских городов, причем проблема носит комплексный характер: его жители не только выпивают много — они предпочитают водку плюс потребляют в последние годы всё больше суррогата.

«Мальчик, водочки нам принеси!»

Санкт-Петербург наряду с Уфой и Казанью входит в число российских городов с наибольшей долей потребителей водки. Коньяку, вину и прочим спиртосодержащим напиткам петербуржцы отдают, согласно данным Росстата, значительно меньшее предпочтение, в отличие, например, от москвичей. Но при этом тот же Росстат оптимистично заявляет: на протяжении всех 2010-х в Петербурге неуклонно падают продажи алкоголя. Среднее снижение составляет до 18% в год, а с учётом оптовых продаж — до 40% в год. Более развёрнутая статистика — по категориям спиртосодержащей продукции, — тоже выглядит весьма благородно:

  • Водкой в розницу торгуют на 10% менее активно каждый год. Общие продажи снижаются на 35–40% в год.
  • Ещё сильнее снижаются розничные продажи коньяка — более чем на 20% в год. От 25 % и выше составляет общий темп падения.
  • Не так активно, но всё же снижается розничная продажа вина — на 10% в год и более, как и в общем, с учётом опта.
  • Сильнее всего падают темпы продаж слабоалкогольных напитков: в розницу на 35% и выше, а в общем — на рекордные 50% в год и более.

Единственное объяснение столь явному противоречию, по мнению большинства экспертов алкогольного рынка, таково: доля трезвенников среди петербуржцев отнюдь не растёт — просто алкогольное производство всё активнее уходит в теневой сектор, сконцентрировавшись на мелкой рознице (ларьки и мини-маркеты). Вариантов, при которых «палёная» спиртосодержащая продукция попадает на прилавки таких торговых точек, ровно два: контрафакт либо привозят в город, либо производят непосредственно в Петербурге.

А подсчёты Росстата, основанные на официальных цифрах, взятых из ЕГАИС, по словам экспертов, совсем не отражают реальной картины. В Центре исследований федерального и региональных рынков алкоголя уверены: Петербург — один из самых проблемных с рассматриваемой точки зрения городов, поскольку объём потребляемого спиртосодержащего суррогата здесь растёт день ото дня — этот показатель в культурной столице в 1,5 выше, чем средний по стране. Факторов, провоцирующих алкоголизацию населения, масса: и экономический кризис, и падение рубля, и западные санкции, и замедление роста промпредприятий — не говоря уже о традиционном менталитете и не способствующем оптимистическим жизненным воззрениям климате. Но, пожалуй, главная причина столь неприятных цифр — круглосуточная возможность раздобыть дешёвый контрафакт.

И то, что «палёный» алкоголь можно при желании и должной информированности приобрести в режиме 24/7, вовсе не преувеличение. Федеральный закон о запрете на продажу спиртного в ночное время тем, кто промышляет подобным образом, не помеха — ведь распространять суррогат в нашей стране точно так же строжайше запрещено. Но доля его потребления горожанами растёт, достигнув, по экспертным оценкам, ужасающих 50 процентов.

Культурная столица? Нет! Алкогольная!

«Бешеная сушка»

Итак, «в Питере — пить» уже давно не просто меткая цитата-каламбур, а реальная проблема, грозящая Северной столице ростом алкоголизма, смертности на фоне потребления суррогатов, деградацией населения и криминализацией. Что же предпринимается городскими властями для исправления ситуации?

Самые заметные меры в этом направлении — запреты на реализацию спиртного в ходе «школьных» праздничных мероприятий. Издаваемые Заксобранием и одобряемые губернатором распоряжения вводят ограничения на продажу алкоголя на всей территории Петербурга в течение указанного срока. Такие ограничения в 2018 году вводились в День защиты детей (1 июня), во время «Алых парусов» (23–24 июня), в День молодёжи (27 июня), в День знаний (1 сентября).

И совершенно очевидно, что эпизодически устанавливаемый «сухой закон» — лишь популистская видимость борьбы. Публиковать такие решения и контролировать их исполнение в супермаркетах и торговых сетях значительно проще, чем реально бороться с незаконными продажами. Вот только результат оказывается строго противоположным ожиданию, и неспроста:

  • Там, где регулярный контроль не ведётся, запреты не соблюдаются, поэтому приобрести алкоголь можно даже в ночное время и в дни «сухого закона».
  • Ограничения, как правило, не касаются общепита и развлекательных заведений (баров, клубов и так далее).
  • Фактически нет способа запретить потребителям закупиться спиртным заранее.

В итоге уже упомянутый «уход в тень», который наблюдается на рынке алкоголя, из-за попыток вводить «сухой закон» лишь набирает обороты. Отсюда и неприятно поражающий воображение рост объёма потребляемого суррогата — ещё совсем недавно этот показатель был на 10 процентов ниже.

Разумные ограничения; борьба с производством контрафакта в городе (она почти не ведётся, все усилия властей сконцентрированы на пресечении попыток ввоза нелегального спиртного, а это лишь на четверть решает проблему); поддержка тех, кто производит качественную продукцию в рамках закона, — вот очевидные меры, которые должны приниматься для реального исправления ситуации. А не установление тотальных запретов под видом заботы о детях, которым, напоминаем, нельзя продавать алкоголь ни в будни, ни в праздники — в соответствии с федеральным законодательством.

 

Автор: Алла Исаева
Материалы по теме: