2000-е и начало 2010-х: упадок на рынке труда Петербурга

09.10.2018 16:57 1470
Труд, как известно, облагораживает человека – но лишь в условиях благоприятной конъюнктуры на соответствующем рынке. Давайте вспомним, как она менялась последние 15 лет при разных градоначальниках.


Большую часть нулевых годов Северная столица провела под губернаторством Валентины Матвиенко (с 2003 г.). Следует отметить, что именно в те времена отношение МРОТ и размеров пособий по безработице к средней заработной плате упало до предельно низких значений и составляло менее 10 %, а в некоторые периоды и менее 5 %. Эта печальная симптоматика наблюдалась везде в стране. Однако Петербург «конкурировал» по данному параметру лишь с Москвой — в некоторых регионах пособие составляло и 20 %, и 30 % от средней зарплаты.

При этом за целых семь с половиной лет губернаторства Матвиенко не было разработано приемлемой целевой программы по содействию занятости петербуржцев. Хотя ситуация была такова, что именно городскому рынку труда следовало бы уделить повышенное внимание:

  • Имеется крайне мало опубликованных сведений о реальном положении дел на рынке труда в тот период. По многим показателям учёт, вероятно, вообще не вёлся.
  • Согласно имеющимся источникам, новую работу петербуржцы искали в среднем по 9–12 месяцев.
  • Наблюдалась низкая востребованность людей со средним специальным и высшим профессиональным образованием. Были востребованы преимущественно работники низкой квалификации: уборщики, санитары и так далее.

Кроме того, за 2000-е годы снизилась численность профсоюзов, как и их влияние на принятие значимых решений. К моменту смены губернатора большинство петербуржцев воспринимали перспективу остаться без работы со страхом, из-за чего «цеплялись» даже за должности с запредельно низкой зарплатой, с задержками выплат и прочими несовместимыми с высоким качеством жизни проблемами.

Что изменилось при Полтавченко?

Целевая программа, призванная заботиться о занятости горожан, была разработана-таки в 2014 году. Правда, текущая ситуация на петербургском рынке труда красноречиво демонстрирует, что новация в очередной раз осталась лишь ворохом исписанной бумаги. Во-первых, поднявшееся было к началу 2010-х гг. до 15 % отношение минимальной зарплаты к средней вновь упало к 2016 году до 11 %.

Во-вторых, например, к концу 2017 года порядка 26 % горожан, способных и желающих трудиться, не имели постоянного или учтенного по закону места работы. Тогда же эксперты начали замечать еще один странный момент: при публикации официальной статистики для СМИ Смольный всё чаще стал использовать для сравнения 1992 или 1998 годы. А это — время, когда кризис в России достигал своих высших точек. Разумеется, при таком сравнении практически любая картина рынка труда будет выглядеть очень неплохо. Пояснений, по какой причине наибольший интерес представляют цифры 25-летней давности, чиновники не давали.

Зато тогда же, в преддверии 2018-го, отвечая на вопросы журналистов, руководители службы занятости отметили, что «хорошие уборщики и медсёстры всегда будут нарасхват», признавая, что востребованы по-прежнему в первую очередь низкоквалифицированные сотрудники.

Цифры стали менее разборчивыми и доступными

Любопытно, что именно тогда же городской центр занятости перестал выкладывать отчёты на официальном сайте в виде текстовых публикаций, с которыми мог бы ознакомиться любой желающий, как это происходило до 2015 года. С 2016-го вместо них размещаются ссылки на отсканированные отчёты в табличной форме. Таким образом, формально информация по-прежнему в общем доступе, но разобраться в ней простым горожанам стало намного сложнее.

Но мы взяли на себя этот труд и обнаружили, что статистика, увы, далеко не самая утешительная:

  • В 2016 году за услугами центра занятости обратилось более 147 тысяч человек, что на 5 % превысило запланированный уровень. В 2017 году — более 135 тысяч человек, на 2 % больше запланированного уровня.
  • В 2016 году материальную поддержку в ходе общественных работ получили 333 человека, при этом общее количество граждан, устроившихся на общественные работы, составило 1068.
  • В 2017 году материальную поддержку в ходе общественных работ получил 301 человек. На общественные работы устроили также 363 инвалида.

Далее — наиболее значимые цифры. Общее количество граждан, которые получили государственную поддержку по временному трудоустройству за 2016 год, в отчёте не отражено. В 2017 году, если верить отчёту, планировалось оказать такую поддержку 11 300 гражданам, и при этом оказана она была ровно 11 300 гражданам, то есть реальный показатель, согласно отчёту, идеально совпал с планируемым – никто не заболел, не опоздал, не передумал трудоустраиваться. Однако даже если подобная армейская точность не результат подтасовки фактов, в любом случае это меньше 9 % от общего количества людей, которые обратились за трудоустройством.

А ещё при губернаторе Полтавченко средний период, за который люди, потерявшие работу, находят новую, руководитель Комитета по труду и занятости оценил «месяцев в шесть» – здесь непогрешимая точность почему-то подвела. После чего добавил, что задача службы — создать инфраструктуру, при которой люди смогут находить работу быстрее. Это косвенное, но всё же признание в том, что на конец 2017 года такой инфраструктуры в Петербурге попросту не было.

Интересный момент: в декабре 2017 года Комитет уже представлял информацию о том, что за помощью в поиске работы обратилось почти 110 тысяч человек. При этом 54 тысячи человек трудоустроились. Почти половина, не так уж и плохо? Но не стоит забывать, что речь идёт о тех, кто нашёл работу в том числе благодаря собственным усилиям и чьей-то помощи, а не работе центра занятости, после чего перестал числиться безработным. Таким образом, доля тех, кому была оказана поддержка, от доли тех, кому удалось найти работу, составляет около 20 % — это ключевой показатель реального участия власти в трудоустройстве безработных петербуржцев на 2017 год.

Впрочем, комитет успел представить в качестве успехов открытые в Кыргызстане и Таджикистане (а с ноября 2017 года — ещё и в Узбекистане) центры подготовки трудовых мигрантов. Этот факт достаточно прокомментировать тем, что в 2017 году доля легально работающих иностранцев (почти целиком — из ближнего зарубежья) в Петербурге составила 24 %. И это — только официально учтённые работники. Реальная оценка колеблется на уровне 50 % и выше, в зависимости от источника оценки. Что тут можно сказать? Возможно, гражданам других стран работать у нас – нужнее.

Что будет дальше?

В 2018 году губернатор Полтавченко покинул свой пост. Своему преемнику он оставляет рынок труда, который находится, мягко говоря, не в лучшем состоянии:

  • малая доля государственного участия в трудоустройстве безработных;
  • длительный поиск нового места (около полугода);
  • серьёзные ресурсные затраты на подготовку граждан ближнего зарубежья на фоне высокой безработицы среди петербуржцев.

И, наконец, всё ещё низка доля тех, кто получает реальную поддержку в трудоустройстве. Вполне логично, что следует приняться-таки за разработку инфраструктуры, отсутствие которой косвенно признали в 2017 году. Кроме того, важно активнее начать работать со всеми категориями безработных граждан, чаще проводить ярмарки вакансий, активнее оказывать помощь в поиске новой работы и в повышении квалификации. Словом, переходить от планирования «на бумаге» и «в стол» к реальным действиям.

И да, возможно, ради этого потребуется переориентироваться — например, меньше внимания уделять мигрантам, сосредоточившись на проблемах незанятых горожан. Однако от таких перемен в текущей ситуации петербуржцы только выиграют.

 

Автор: Алла Исаева
Материалы по теме: