Организатор «Батиной олимпийки» Анна Клешнёва: «У нас же все такие креативные, андеграундные, черт его знает, куда эта сходка заведет»

16.10.2018 20:26 817
НЕВСКИЕ НОВОСТИ пообщались с Анной Клешнёвой, организатором первого в Северной столице фестиваля секонд-хендов «Батина олимпийка» – который не про вещизм и потребление, а про ламповую атмосферу девяностых и все, что с ней связано.

В эту субботу в петербургском клубе «Котельная» проведут нетривиальный фестиваль-маркет секонд-хендов «Батина олимпийка». Организаторы события, очевидно, ностальгируют по собственной юности, когда чувства были ярче, а трава — зеленее. Поэтому они решили предложить всем желающим почти на сутки вернуться в атмосферу беззаботности и праздника. Корреспонденты НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ поговорили с одной из инициаторов фестиваля Анной Клешнёвой и узнали, что значат девяностые для тех, кто их почти не застал, почему «Олимпийка» – не очередной коммерциализированный маркет-солянка, и почему эпоха свободы и перемен со всей ее атрибутикой продолжает вдохновлять молодых.

Вы говорите, что секонд-фестиваль «Батина олимпийка» – не про деньги и одежду. А про что тогда?

Это – про искренность и чувства. Про мысли и свободу. Про выбор и возможность самовыражения любыми способами. Он про тебя. Про меня. Про то, что без душевности мы — никто. Мы не про одежду, но про стиль. Стиль — он в целостном его понимании: когда человек наполняет сначала свой внутренний мир, а потом уже показывает внешнему миру себя, когда чувствует себя определенным способом и ищет то, через что он может передать своё мироощущение. Ведь стильным может быть только то, что ты чувствуешь, а не просто то, во что ты облачаешь тело.

Что ждать от «Батиной олимпийки», и почему это «нетипичный маркет» для Петербурга?

У нас же все такие креативные, андеграундные, черт его знает, куда эта сходка всех заведет. Участники у нас интересные, музыканты своеобразные, афтерпати запланировано, публика – так вообще непредсказуема, так что чего ждать – на фестивале и узнаем. Нетипичный маркет скорее даже не для Петербурга, а для данного формата в целом. Мы позиционируем мероприятие именно как фестиваль. Суть в том, что это триптих. Цельное произведение, состоящее из разных кусочков, и, приходя к нам, человек может вкусить и распробовать на язычок всё. Все мы видели маркеты, на которые сгоняют всякую чушь, лишь бы заработать. Мы же делаем другое. Мы хотим, чтобы люди почувствовали атмосферу и комфорт, и смогли забрать себе кусочек тепла домой. Мы специально находим то, что могло бы понравиться и нам самим. Это первый в Петербурге и в России фестиваль о свободе самовыражения через индивидуализацию вещей. Душевный, тёплый и спокойный маркет секонд-хендов, перетекающий в вечерний разнос-концерт гаражных групп и рейв до открытия метро под треки 90-х. Секонды – это вообще протест против общества потребления. Вещи выкидываются просто потому, что разонравились. Мы хотим переосмыслять и оживлять безумные идеи в вещах. Осознанное потребление – это та золотая середина между полным отрицанием материальных ценностей и излишеством в вещах, которые тебе на самом деле не нужны.

Почему решили затеять это предприятие? Это первый подобный опыт?

У всех были истории, когда сидишь с друзьями в баре, доходишь до определенной кондиции, вы начинаете философствовать, придумывать параллельные вселенные. Вот вы уже оказываетесь в новом арт-пространстве, которое идеально подошло под идею, которую обсуждали полчаса назад. А утром вы сидите на кухне, пытаетесь вспомнить, что же было в эту ночь, начинаете проверять сообщения от банка, и, увидев странную сумму, вспоминаете, что арендовали помещение, и значит, что уже не отмазаться, времени «тюлениться» нет, придется реализовать все, что задумали.

Сложно было всех собрать? И кто помог, в частности, финансово? 

Нет, не сложно. Когда начинаешь идти к своей цели, вселенная как будто подкидывает тебе людей, которые плечом к плечу сопровождают тебя на этом пути. Хотя, наверное, не зря говорят, что с людьми работать тяжелее всего, потому что под каждого нужно найти свой подход, потратить много времени, нервов, энергии. Но это, черт возьми, того стоит. Знаешь такую «теорию ведра с крабами», когда один краб пытается выбраться из ведра, он не может, потому что сородичи цепляют его и затягивают обратно. Тяжелее всего было психологически, потому что сначала поддержки мы никакой не получали, все говорили, что это глупо, бессмысленно. Но мы не сдавались. Хотелось доказать, что все вполне осуществимо, если ты правда хочешь, чтобы мир увидел твои странные идеи. В Петербурге и России раньше такого не было – чтобы душевный маркет секонд-хендов объединяли с безудержным рейвом. Финансово помогает только большое желание действовать.

В программе «Олимпийки» есть несколько пунктов – про выставку пленочных снимков, работы художников и музыку. В связи с этим вопрос: чьи фотографии и картины будут выставляться, и кто будет играть?

Пленка – это сокровенно, это философия, это один кадр, удар на поражение, попытка увидеть людей настоящими. Это мгновение, вырванное из суеты дней – только ты и жизнь, один на один. Это отсутствие искусственности и спонтанность – никогда не знаешь, что получится в итоге. Художники – это отдельный локальный мем. Считаем, что название будет таким: «Чё с выставкой, Карина?». Решили объединиться [с петербургскими художниками] и показать все реалии жизни, которая нас окружает. Будет жёстко, местами больно, иногда стыдно. Все, как в жизни. Современная интерпретация мира от питерских художников.

На сцене – независимые группы, что топят за звучание. Они не пребывают в вечной погоне за популярностью. Не делают коммерцию ради масс. Для них искусство важнее прикрас. Принципиально не называем никого хедлайнерами  —  у нас важны все. И абсолютно неважно, сколько у вас подписчиков, главное, чтобы вы делали ******* [отличную] музыку.

Что для вас самих – девяностые? Эпоха запомнилась чем-то примечательным? И как думаете, почему сегодня многие ностальгируют по тому времени?

Что для нас 90-е? Что скрывать, нам по 20 лет, и о том времени мы знаем по рассказам, картинками и их отголоскам в нашем уральском детстве. Но для нас это то, благодаря чему у нас есть многие из лучших фильмов российского кинематографа; это рассказы старшего брата и счастливые детские воспоминания. Ностальгия по девяностым – штука спорная. Родители в один голос твердят, что ничего там хорошего не было. Но это те люди, которых задели кризис и перестройка. Ностальгия по девяностым – это про тех, кто был в разгаре тусовок и творчества в тот момент.

Беседовали Анастасия Борисенко и Сева Тополев

Материалы по теме: