Кто похоронен на Марсовом поле? В. Володарский-Гольдштейн

07.11.2018 10:15 589
НЕВСКИЕ НОВОСТИ подготовили новый материал рубрики «Герои революции».

7 октября коммунисты и социалисты всего мира отмечают День Великой Октябрьской социалистической революции. В этом году наступила 101-летняя годовщина, и НЕВСКИЕ НОВОСТИ подготовили новый текст рубрики «Герои революции» о человеке, чьим именем назван мост через Неву, улицы и населённые пункты в России. Это Моисей Гольдштейн, который имел прозвище «В.Володарский». 


11 декабря 1891 года в селе Острополь Волынской губернии на Украине родился Моисей Маркович Гольдштейн. Детство он провёл в семье бедного ремесленника, однако, во время учёбы в шестом классе его исключили из школы за «политическую неблагонадёжность». В революционный 1905 год 14-летним подростком Моисей вступил в еврейскую социалистическую партию Бунд, а позже присоединился к меньшевикам. На своей родине он вёл революционную работу, его несколько раз арестовывали, а в 1911 году сослали в Архангельскую губернию. В 1913 году Гольдштейн эмигрировал в Северную Америку. Там он вступил в Американскую социалистическую партию и в Интернациональный профсоюз портных.

В годы Первой мировой войны Володарский вместе с Львом Троцким и Николаем Бухариным издавали газету «Новый Мир» в Нью-Йорке. Троцкий писал:

«Я оказался в Нью-Йорке, в сказочно-прозаическом городе капиталистического автоматизма, где на улицах торжествует эстетическая теория кубизма, а в сердцах — нравственная философия доллара».

После Февральской революции в 1917 году Моисей Гольдштейн вернулся в Петроград из эмиграции. К тому моменту он стал большим поклонником идей Льва Троцкого. Вместе с ним он колебался между большевиками и меньшевиками, но перед октябрём Троцкий встал на сторону Владимира Ленина. Тогда к большевикам примкнул и сам Володарский. Слава о молодом революционере разнеслась по всему городу. Его называли талантливейшим пропагандистом и агитатором большевиков.

Пока Ленин вынужденно жил в шалаше на станции «Разлив», в городе происходило множество событий. На десятитысячном митинге рабочих Путиловского завода шла громкая дискуссия большевиков с меньшевиками и эсерами, и Володарскому удалось склонить трудящихся на сторону большевиков.

Существовала легенда, что однажды идеолог меньшевиков Юлий Мартов подошёл к Володарскому после его речей и сказал без иронии: «Вы далеко пойдете, молодой человек».

Володарского считали прекрасным оратором и регулярно звали на митинги, особенно, когда противниками были меньшевики. Он произносил свои речи перед рабочими, солдатами, политическими соперниками…

Летом 1917 года Моисея Гольдштейна назначили на должность комиссара по делам печати, в сентябре его избрали в Президиум Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов членом ЦИК первого созыва. В октябре он принимал активное участие в вооружённом восстании.

В 1918 году Володарский получил должность комиссара по делам печати, пропаганды и агитации в первом правительстве большевиков, не имея при этом даже законченного гимназического образования. Он основал и редактировал «Красную газету». С конкурентами он поступал категорично: запрещал типографиям эти издания печатать.

В. Володарский ввёл жёсткую политическую цензуру и закрыл около 150 газет в Петрограде. Причиной тому стала буржуазная и контрреволюционная направленность газет и журналов.

Эсеры были крайне возмущены бескомпромиссной политикой новой власти и, в частности, действиями комиссара. Они начали следить за передвижениями Володарского по Петербургу. Как и все важные партийные работники, он жил на Большой Морской улице в гостинице «Астория». Володарский часто бывал в здании, где размещалась Петроградская чрезвычайная комиссия. Там работал его друг Моисей Урицкий. Противники шутили, что петербуржцами правят два Моисея.

Григорий Семёнов вместе с боевой группой эсеров решили организовать покушение на Володарского и предложил хитрую идею. Убить Моисея Гольдштейна должен рабочий. Таким был выбран Никита Сергеев.

С начала лета Володарский стал часто ездить на Обуховский завод, о чём Семёнов незамедлительно узнал из своих источников. 20 июня 1918 года Гольдштейн снова планировал отправиться на Обуховку, но перед этим заехал в редакцию своей газеты, на обед в Смольный, в трамвайный парк на Васильевском острове и в местный районный Совет. Затем поступило известие, что на товарной станции Николаевского вокзала начался митинг, и Гольдштейн отправился туда. Но рабочие хотели слушать не его, а Григория Зиновьева. Тогда Моисей направился к Обуховскому заводу, где тот выступал на митинге.

Из-за множества совершённых поездок в этот день у водителя Володарского кончился бензин, и они не доехали до завода буквально 100-150 метров. Именно там комиссар по делам печати встретил свою смерть в лице Сергеева. Тот стоял за часовней, у дома № 13 в Прямом переулке.

Рабочий подошёл к автомобилю. В тот момент шофёр Володарского Гуго Юрген занимался мотором машины и не видел злоумышленника. Володарский пошёл к нему навстречу, и тогда Сергеев достал пистолет и совершил несколько неудачных выстрелов. Володарский воспользовался неудачными секундами, достал свой револьвер, но не успел воспрепятствовать задумке эсеров: Сергеев подошёл ближе и выстрелил ему в грудь всеми оставшимися пулями. Комиссар упал. Водитель Володарского стоял, как вкопанный, но более смышлёные прохожие побежали вслед за Сергеевым. Поймать преступника не удалось, так как напоследок он бросил догоняющим под ноги гранату. Володарский погиб на месте происшествия.

Мост, названный в честь Володарского.

Отметим, что вместе с Володарским в машине ехали сотрудницы секретариата председателя Петроградского Совета Григория Зиновьева Нина Богословская и Елизавета Зорина. Богословская рассказала на допросе:

«Когда раздался первый выстрел, я оглянулась, потому что мне показалось, что выстрел был произведен сзади нас на близком расстоянии, но ничего кругом не увидела. Я крикнула: "Володарский, вниз!" — думая, что надо ему спрятаться под откос берега. Володарский тоже оглянулся. Мы успели сделать еще несколько шагов по направлению к откосу и были уже посреди улицы, когда раздались сразу еще два выстрела, которые послышались ближе. В этот момент я увидела, что Володарского два раза передернуло, и он начал падать… Когда я оказалась рядом, он лежал на земле, делая глубокие вдохи».

Она отметила, что в области сердца обнаружила одну рану.

Елизавета Зорина дала следующие показания:

 «Шофер вышел, потом опять сел в машину и сказал:

— Ничего не будет. Бензина нет.

— Где же вы раньше были? — спросил Володарский.

— Я не виноват. Два пуда всего дали бензина, — ответил шофер.

— Эх вы! — сказал Володарский и начал вылезать из машины».

Она запомнила, что преступник был «среднего роста, загоревшее лицо, темно-серые глаза, насколько помню, без бороды и усов, бритый, лицо скуластое. На еврея не похожий, скорее похожий на калмыка или финна. Одет был в темную кепку, пиджак и брюки».

Предполагалось, что это убийство в Петрограде будет поводом для начала репрессий. Однако большевики с этим не спешили. Радикальная борьба с контрреволюцией началась только после убийства Урицкого и покушения на Ленина через два месяца.

Убийца Володарского Никита Сергеев явно ждал славы. Он возмущался из-за поведения партии эсеров: те не признавали, что причастны к убийству комиссара по печати. Ему хотелось, чтобы его считали не преступником-одиночкой, а героем. Тогда Сергеева переправили в Москву, больше о нём ничего не известно. Володарского же похоронили на Марсовом поле в закрытом гробу.

Отметим, что изначально мемориал на Марсовом поле задумывался как пантеон погибших в Февральскую революцию. Однако после похорон Володарского кладбище стало некрополем павших во время Февральской, Октябрьской революций и Гражданской войны, каким и остаётся по сегодняшний день. 

Могила В. Володарского.

Ранее упомянутый Юлий Цедербаум-Мартов писал в письмах о приходе к власти большеквиков:

«Ближайшие дни  рассеяли все иллюзии относительно безнадежной  слабости переворота. Все  петерб[ургские] и ближние войска  активно поддержали больш[евиков]. За Керенским никого не оказалось. Даже большая часть юнкеров и все  казаки  отказались  сражаться. В ряде городов гарнизоны немедленно признали "советское  правительство"  и защищали его с оружием в руках. На фронте  были  колебания, но руководящие верхи  сейчас же признали, что солдат[ские] массы не пойдут против  правительства, которое станет исполнять программу мира».

Ю.О.Мартов. Письма и документы (1917 - 1922).

Снизу справа В.И. Ульянов и Ю.О. Мартов. Санкт-Петербург, 1897 г.

Агитация, подготовка и организация революционного переворота у большевиков удалась. Однако то, что последовало за революцией, оказалось намного сложнее и хаотичнее, чем могли себе представить не только пролетарии, но и сами будущие руководители нового социалистического государства. История не устаёт показывать, что за желанием внести перемены в жизни следуют дальнейшие ежедневные победы и жёсткие радикальные шаги, без которых невозможно встать на ноги. Так, 101 год назад коренным образом изменилась история нашей страны. 

Материал подготовила Надежда Дроздова

Предыдущие выпуски рубрики «Герои революции»:

Материалы по теме: