Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

Пути, которыми не пойдет Россия

14:27 12.03.2015 2766
Санкт-Петербург, 12 марта. Власти в России давно уже не отрицают наличие кризиса в стране. Причины перечисляются разные – от давления ущемленных перед
танкСанкт-Петербург, 12 марта.

Власти в России давно уже не отрицают наличие кризиса в стране. Причины перечисляются разные – от давления ущемленных переделом государственных границ Запада и Евросоюза до украинского конфликта. Мнение политологов на этот счет – угроза извне преувеличена, но Россия вступила в фазу системного кризиса, из которого срочно нужно искать выход. Вопрос в том, так ли заинтересована в этом власть и какой из путей разрешения ситуации она может выбрать, самый безболезненный или самый эффективный? Демократический маятник При стандартном текущем кризисе, характерном для большинства государств, работает так называемый демократический маятник. Когда экономика «зависает», зарплаты не растут, а растет уровень безработицы, – народ не доволен и голосует, например, за либералов. Те снижают налоги на бизнес, «срезают» социальные блага, экономика растет. Но через некоторое время становится очевидным, что богатые богатеют гораздо быстрее бедных, проявляется социальное расслоение, народные массы ропщут и выбирают социальные партии. Социалисты поднимают налоги на бизнес, увеличивают соцвыплаты, и какое-то время ситуация остается стабильной. Однако позже начинается застой, растет инфляция и так далее. По словам политолога и футуролога Андрея Столярова, подобный маятник, работающий в демократических странах, удерживает экономику в русле более-менее стабильного развития, «не давая зарываться глубоко в либерализм, после чего начинается хаос, ни в социализм, где застой». В России, по убеждению эксперта, «маятник» не работает. Россия – особый случай Россию, как известно, «аршином общим не измерить», а кризис, в котором оказалась страна, не текущий, а системный, корни которого уходят в наше собственное прошлое, и устранить его корректирующими реформами нельзя, уверен Столяров. В поддержку приводится аргумент о том, что уже в 2013-м году, до украинских событий и зарубежных санкций, при высоких ценах на нефть экономика стала останавливаться. «Замедление российской экономики началось отнюдь не в прошлом году и не в связи с украинскими событиями», – говорит вице-президент Ленинградской Торгово-промышленной палаты Дмитрий Прокофьев. «Сырьевая модель исчерпана», – констатирует Андрей Столяров и предлагает несколько вариантов дальнейшего развития событий. Стагнация Очевидно, что никакая власть больших структурных реформ не хочет, видя в этом личную угрозу, прежде всего, потому, что для проведения структурных реформ нужна новая политическая команда, или новое поколение политиков. Демократическая власть, выражаясь словами Столярова, «спотыкается на выборах», а автократическая «пытается удержать ситуацию столько, сколько сможет ее удержать». Ставка в данном случае делается на то, что ситуация «рассосется» самостоятельно: санкции рано или поздно снимут, нефть подорожает, а властьпридержащие досидят спокойно на своих местах до пенсии. Можно вспомнить слова экономиста и политика Оксаны Дмитриевой, которая, комментируя антикризисный план правительства, указала на то, что антикризисный план правительства рассчитан в большей степени на попытку «пережить»  ценовой провал нефти и дождаться реабилитации стоимости энергоносителей. Стагнация – вполне возможный вариант развития ситуации в России, считает футуролог. Что ждет страну в этом случае: медленное экономическое «протухание», снижение уровня жизни и постепенный рост напряженности, с небольшими  стихийными протестами, которые когда-то в перспективе сольются в единый революционный процесс. «Такой сюжет много раз осуществлялся в истории. Стагнация обычно приводит к революции», – витийствует Столяров. Военная терапия Политолог Александр Кострыкин, в прошлом в течение пяти лет проработавший бок о бок с Владимиром Путиным, считает более вероятным использование так называемой «стратегии военной терапии». Путин уже применял элементы этой стратегии на практике, и велика вероятность, что ее успехи сподвигнут нацлидера на выбор именно такого плана. Что есть «военная терапия»? «Это попытка компенсировать внутренние неудачи внешними победами. Тоже сюжет, известный в истории. Любая империя, монархия, диктатура, которая клонится к закату, пытается реанимировать свое существование маленькой победоносной войной», – поясняет футуролог Андрей Столяров. Первая «маленькая победоносная война» – это Олимпиада в Сочи, которая завершилась триумфально и укрепила авторитет действующей власти. Второй блистательной победой был Крым. Третьим эпизодом блицкрига, по словам эксперта, должен был стать Донбасс, но произошла осечка. Последствия военной терапии – далекоидущие. В ближайшей перспективе они способны принести облегчение, но в перспективе грозят крахом. «Военная терапия не бесконечна. Она может продлить существование, но она не лечит болезнь, абсцесс все равно идет. Тем не менее, это способ существования автократической власти. Я думаю, ставка на военную терапию сделана потому, что наша власть находится в определенном возрасте и понимает, что ей нужно-то всего десять лет», – говорит Столяров. «Самый неприятный путь» Одним из самых эффективных, но при этом самых болезненных, путей для страны политологи считают мобилизационный путь, путь реформ и «ручного управления» сильным лидером. Примеры в истории – Иосиф Сталин и Франклин Делано Рузвельт и используемый ими жесткий контроль над банками, кредитами, процентами, контроль над производством, контроль над объемом продаж, контроль над ценами, контроль над зарплатой. Можно вспомнить эпизод истории, когда Рузвельт провел «большевистскую конфискацию», проведя закон о принудительной продаже золота гражданами собственному государству. Естественно, по минимальным ценам. Скупив золото, американское правительство взвинтило на него цены, и как следствие появились финансовые резервы. «Я не экономист, но даже мне понятно, что в этой ситуации можно было бы сделать. Это резко поднять пенсионный возраст, а не растягивать поднятие на десять лет, как это сейчас обсуждается. Очевидно, что нужно снять налоги с малого и среднего бизнеса. Не нужно политических свобод, но экономические свободы нужны. Очевидно, что можно провести добровольно-принудительную валютную конфискацию, по типу тех заемов, которые делались в советское время, – считает Андрей Столяров. – Это, на мой взгляд, самый неприятный, но самый эффективный способ выживания государства». При этом есть большое «но» – народ должен быть готов к ухудшению уровня жизни. Это, по мнению экспертов, вполне возможно в ситуации, когда перед страной стоит совершенно явная и прямая угроза. Такой угрозы сейчас перед Россией нет. Отметает вероятность развития такого сценария и не понаслышке знакомый с характером президента политолог Александр Кострыкин: «Путин на мобилизационную модель не пойдет. Это не в его стиле. Военная терапия более вероятна. Это очередные замечательные успехи, которые будут раздуты. И Путин – не Рузвельт. При всем моем к нему уважении». Текст: Юлия Медведева

Новости партнеров: