Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

Дело банкира Гительсона: договор дороже срока

22:50 16.03.2015 595
Санкт-Петербург, 16 марта. Дело в отношении основателя Во
Санкт-Петербург, 16 марта.

Дело в отношении основателя Восточно-Европейской финансовой корпорации (ВЕФК) Александра Гительсона наконец вышло на финишную прямую. Прокуратура настаивает на виновности подсудимого в хищении двух миллиардов рублей депозита правительства Ленобласти и просит четыре года колонии. Как сообщаеьт корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ, адвокаты Гительсона, естественно, придерживаются диаметрально противоположной точки зрения и при этом демонстрируют мощнейшую защиту, подкрепленную доказательствами, оспорить которые фактически не представляется возможным. В понедельник, 16 марта, в Василеостровском районном суде в прениях выступили адвокаты Александра Гительсона. Будто по намеченным заранее пунктам, адвокаты по очереди «бомбили» доводы гособвинения, находя на каждое «pro» свое железобетонное «contra». Напомним, по версии следствия, в 2007 году подсудимый, будучи председателем совета директоров «Банка ВЕФК» и «Инкасбанка», вступил в сговор с председателем правления «Инкасбанка» Татьяной Лебедевой с целью похитить два млрд рублей из касс банка. Причем, данные средства являлись депозитом Комитета по финансам Ленинградской области. Далее, как настаивает следствие, кругленькая сумма была переведена на расчетные счета самого Гительсона, а позже похищена. Более того, ранее Лебедева пошла на сделку со следствием и дала показания против основателя «ВЕФКа», получив за это условный срок. Естественно, защита подсудимого категорически не согласна с тем, что Гительсон совершал инкриминируемое ему преступление. Адвокаты настаивают: банкир сделал всё, чтобы вернуть задолженность Ленобласти. И, кстати, часть денег была-таки возвращена. «С помощью Гительсона правительству Ленобласти вернули 1 млрд 313 млн рублей, из которых, к сожалению, в руках у областного Комитета по финансам осталось только 400 млн. Оставшиеся деньги Агентство по страхованию вкладов с помощью Арбитража циничным и наглым образом изъяло у ведомства», – подчеркнул адвокат Гительсона Валентин Варкентин. Следующий аргумент защиты основывался на деловых и технических аспектах взаимоотношений между Александром Гительсоном, подконтрольными «ВЕФКу» банками и областным Комитетом по финансам. Как заявляют адвокаты подсудимого, банковская корпорация обладала огромным опытом работы с Ленобластью и не имела умысла завладеть ее депозитными средствами. За весь период размещения ведомственных денег в «Инкасбанке», Ленобласть доверила подконтрольному Гительсону банку не менее 14 млрд рублей, разместив их на счетах «Инкасбанка». «Был период, когда единовременное размещение достигало 6 млрд рублей. Очень странно, что в это время у Гительсона не возникло желание их похитить. Оно якобы возникло, когда на счетах появилось только два млрд рублей», – парировала защита. Основным козырем и, соответственно, аргументом в руках адвокатов стали технические задолженности между банками, входящими в структуру Восточно-Европейской финансовой корпорации. Очевидно, настаивает защита, следователи не совсем понимают, что такое технические счета и задолженности. В банковской деятельности «ВЕФКа» такие счета использовались для поддержания открытой валютной позиции. Иными словами, за этими счетами не стояли реальные деньги, а документы по техническим задолженностям между банками корпорации создавались для устойчивого баланса самого основного банка корпорации – «Банка ВЕФК». Однако, напоминают защитники Гительсона, наступил период санации «Банка ВЕФК». От Агентства по страхованию вкладов пришел внешний управляющий – Сергей Рощин, которого основатель «ВЕФКа» предупредил о том, что задолженности фиктивные. Такая задолженность существовала, в том числе, и у «Инкасбанка» перед «Банком ВЕФК». Позднее, подчеркивают адвокаты, господин Рощин всё же решил потребовать у «Инкасбанка» вернуть несуществующий долг в размере 7 млрд рублей. Эти деньги, кстати, свободно могли бы покрыть задолженность перед Ленобластью. Точно такая же техническая задолженность существовала и у «Банка ВЕФК» перед сербским банком, который также входил в корпорацию, – «Баня Лука». Так, посмотрев на красочный пример изъятия технического долга, сербские коллеги попросили и свой «долг» тоже. Новые управляющие отказали. Тогда представители «Баня Лука» пошли в Арбитражный суд с иском к банку «Открытие» (именно так стал называться «Банк ВЕФК» после окончания санации). И вот тут представители Фемиды подтвердили тот факт, что задолженность техническая. Таким образом, исковые требования были оставлены без удовлетворения. Отметим, ранее и защита, и сам Гительсон интересовались у компетентных свидетелей, почему представители «Инкасбанка» после ареста ныне подсудимого не соизволили оспорить задолженности, однако членораздельно на этот вопрос не смог ответить никто. Сам же банкир назвал сложившуюся ситуацию коротко и по факту – «рейдерский захват». «Агентство по страхованию вкладов просто увидело сладкую возможность получить много денег. Если бы Гительсон до последнего управлял «Банком ВЕФК», всех задолженностей и этого уголовного процесса можно было избежать», – заявил в прениях адвокат Варкентин. По словам защиты, проблемы с «Инкасбанком» начались после того, как Гительсон утратил контроль над «Банком ВЕФК». Больше того, подсудимый буквально спрогнозировал будущую ситуацию с задолженностью по областным депозитам. Еще до своего ареста Гительсон обратился в Комитет по финансам с просьбой о реструктуризации задолженности по депозитам. Он написал представителям правительства о том, что у банка существуют финансовые проблемы, и попросил «переиграть» договор по возврату средств – естественно, с учетом штрафных санкций. «Комитет согласился и в итоге заработал на этом 113 млн в качестве штрафных санкций. Эти денежные средства были начислены правительству. Правда, почему-то эта история сейчас не учитывается», – отметил Варкентин. Свой шах гособвинению защитники Александра Гительсона поставили, напомнив участникам процесса и суду о показаниях условно приговоренной Татьяны Лебедевой, которые она давала в рамках этого судебного процесса. Так, Лебедева буквально отказалась от того, о чем раньше говорила следователям, когда дело было возбуждено в отношении нее. Будучи бывшим председателем правления «Инкасбанка», она заявила, что не вступала с Гительсоном ни в какой преступный сговор. Когда же суд поинтересовался у нее, почему до этого момента она рассказывала людям в форме обратное, Лебедева ответила: «На тот момент я готова была сознаться даже в убийстве Кеннеди». Дальше – больше. По версии следствия, похищенные два млрд рублей были переведены на расчетные счета Александра Гительсона в «Инкасбанке». Однако, настаивают адвокаты, по выпискам банка ни одного хотя бы немного похожего зачисления на счета подсудимого не производилось. Сам Гительсон в прениях решил не участвовать. Свое последнее слово в Василеостровском районном суде он скажет 19 марта.   Читайте по теме: В деле банкира Гительсона появилось «Открытие» и «мертвые души» Дело Гительсона: челоВЕФКческий фактор

Новости партнеров: