Кому отвечать за несостоятельность фирмы?: КС РФ проверит закон о банкротстве 

13:41 22.01.2019 852

Конституционный суд (КС) РФ приступил к рассмотрению ряда положений гражданского кодекса (ГК), налогового кодекса (НГ) и федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» после обращения экс-директора ООО ССК «СМУ-1». По заявлению налоговой службы с мужчины были взысканы 700 тысяч рублей, как с руководителя юридического лица, хотя по закону, плата за предоставленные услуг должна была быть погашена за счет имущества фирмы-должника. 

Неприятности в жизни Виктора Нужина начались после того как он устроился в ООО ССК «СМУ-1» (г.Саранск) на должность директора. В 2009 году, через полгода после трудоустройства, мужчина узнал, что «успешная фирма» находится в стадии банкротства, а для завершения процедуры назначен арбитражный управляющий. 

Спустя пять лет процедура банкротства была завершена, управляющий обратился за оплатой своего труда, но средств у фирмы не оказалось. Чтобы получить положенное вознаграждение, специалист обратился в суд для взыскания платы с налогового органа, с подачи которого и была начата процедура банкротства. Налоговики же сочли такое положение дел несправедливым и обратились в суд общей юрисдикции с иском к Виктору Нужину – бывшему директору ООО ССК «СМУ-1», чтобы тот возместил все убытки, понесенные истцом, коих оказалось немало – почти 700 тысяч рублей. 

Решением Пролетарского районного суда города Саранска Республики Мордовии в ноябре 2016 года с Виктора Нужина в пользу УФНС России по Республики Мордовия были взысканы убытки, понесенные Федеральной налоговой службой (ФНС) РФ как уполномоченным органом по предоставлению в делах о банкротстве и процедурах банкротства об уплате обязательных платежей и требований РФ по денежным обязательствам в размере 656 287 рублей 30 копеек и 9 762 рублей 87 копеек государственной пошлины. Все попытки опротестовать решение в судах высшей инстанции бывшим директором ООО были оставлены без удовлетворения. Свою позицию суды мотивировали тем, что мужчина, будучи директором «СМУ-1» не исполнил установленную федеральным законом «О банкротстве» обязанность по подаче заявления о признании фирмы-должника банкротом в арбитражный суд. 

По мнению Нужина, суды, при вынесении своего решения, основывались на схожих делах рассмотренных судами. Это, по мнению экс-директора, является нарушением его прав и ряда конституционных норм, поскольку суды истолковали норму, регламентирующие банкротство, таким образом, что наличие неуплаты определенного налога налоговому органу и при этом уплаты любой денежной суммы другому кредитору позволяет чуть ли не автоматически взыскивать долг с представителя фирмы-должника. 

По мнению адвоката Нужина, норм, которыми воспользовались налоговики на момент признания фирмы банкротом, не было (они появились после 2009 г.,-прим.ред.), что говорит о неправильном применении федерального закона и наличии правовой неопределенности. 

«На тот момент (в 2009 г.,- прим. ред.) не было обязанности обращаться в суд с заявлением руководителю фирмы-должника, если были признаки банкротства и признаки неплатежеспособности,- пояснил позицию заявителя его представитель в КС, адвокат Константин Нужин. - В суде налоговый орган воспользовался фактом наличия платежей кредиторам, при том что требования налогового органа выполнены не были. Они посчитали, что раз одним заплатили, а другим нет - значит в этот момент нужно было обращаться в суд с заявлением о признании банкротства». 

По мнению полномочного представителя президента РФ в Конституционном суде Михаила Кротова, вина Нужина доказана, поскольку мужчиной не было подано вовремя заявление о банкротстве, поэтому «незнание не освобождает от ответственности», платить долг должен он и за свой счет.

Однако позицию коллег не разделил полномочный представитель Совета Федерации в КС РФ Андрей Клишас заявивший, что исходя из материалов дел, которые выносились судами в отношении заявителей, видно, что суды и налоговые службы совершенно по-разному понимают и применяют нормы материального права. 

«Права заявителя, на мой взгляд, были нарушены, - пояснил свою позицию Клишас. - Для того чтобы норма отраслевого законодательства признать несоответствующее Конституции, нам необходимо установить, что данная норма в непротиворечивом применении, в системном единстве с другими нормами в данной отрасли действительно нарушает конституционно охраняемые права граждан. Этого нет ни в заявлении заявителя, ни в материалах судов, видно лишь в хаотичности применении». 

В свою очередь ФНС объясняя судьям КС указала на то, что руководитель как никто другой обладает сведениями о текущем финансовом состоянии организации и только он способен отличить временные финансовые трудности, которые еще можно преодолеть в разумный срок, от критического момента, когда из-за снижения стоимости чистых активов должник стал неспособен в полном объёме удовлетворить требования кредиторов, в том числе по уплате обязательных платежей.  

«Кредитор, объективно, не обладает такими исчерпывающими знаниями о финансовом положении должника, и именно поэтому до его обращения в арбитражный суд с заявлением о банкротстве установлены формальные критерии: просроченные на три месяца обязательства на сумму 300 тысяч рублей, которые предоставляют ему право, но не обязывают его обратиться в суд с заявлением о банкротстве должника», - пояснила заместитель начальника Управления обеспечения процедуры банкротства Оксана Мучараева. 

Выслушав позиции сторон судьи КС удалились для вынесения решения, которое будет объявлено позже.

 

Новости партнеров: