Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

Лечение от рака методом протонной терапии стоит два миллиона рублей, но его в Петербурге можно получить и бесплатно

18.02.2019 23:42 8775
Метод пришел в наш город в 2018 году. К сегодняшнему дню бесплатную терапию успели пройти 180 человек, 80 из которых - дети. Без государственных квот и помощи фондов терапия обходится россиянину в 1,8 млн. рублей.

Каждый год в Петербурге регистрируется около 150 заболевших онкологией детей. Это количество не снижается, но и не растет вот уже 3-4 года при том, что общая численность детей в городе увеличивается. Об этом в ходе пресс-конференции о доступности высокотехнологичной помощи для детей с онкологическими заболеваниями рассказал первый заместитель председателя комитета здравоохранения по Санкт-Петербурга Андрей Сарана.

- Заболеваемость снижается, но остаётся высокой, - прокомментировал Сарана.

Как отметил спикер, больные онкологией дети Санкт-Петербурга "находятся в лучшем положении, чем дети других регионов России": у них есть стационары со всеми необходимыми условиями, а также хоспис, где на высоком уровне оказывается вся необходимая помощь.

Невские НовостиВ 2018 году в городе начала применяться протонная терапия - самый современный вид лучевой терапии, эффективность лечения доходит до 90%. Раньше россияне ездили получать такое лечение в США и платили за это в общей сумме около 10 млн рублей, а теперь могут получать его в 2-3 раза дешевле: стоит такая терапия для россиян порядка двух миллионов рублей, что для подавляющего большинства населения страны по-прежнему слишком дорого. Именно поэтому администрация Санкт-Петербурга взялась оплачивать 100 квот на лечение горожан в год в Центре протонной терапии Медицинского института им. С. Березина. Предпочтение в распределении "билетов на жизнь" отдается детям.

- В 2018 году мы полечили 180 человек, 45% из которых - дети, их 80 человек, - прокомментировал врио руководителя Центра протонной терапии Аркадий Столпнер. - Ни один ребенок не заплатил за свое лечение. При этом значительная доля терапии оплачивается фондами. Так, 25 детям лечение обеспечил "Русфонд", кроме них еще 19 детей были пролечены за счет фондов (таких, как фонд Хабенского, Белорусский фонд и другие - прим. ред), остальные 36 детей получали лечение по квотам за счет городского бюджета.

По словам эксперта, протонная терапия почти всегда предпочтительна при лечении онкологии у детей, однако из 100 квот, предоставленных администрацией Санкт-Петербурга в 2018 году, часть досталась взрослым, которым такое лечение также необходимо. Ста детей для протонной терапии в городе не набирается.

- В Санкт-Петербурге протонная терапия для всех нуждающихся в ней детей уже проплачена вперёд, - добавил Столпнер. - Для каждого из этих 150 случаев, выявляемых в год, деньги уже есть в бюджете, они заложены. Дети будут получать эту помощь за счет бюджета.

Невские Новости

Международный охват

В 2020 году в Центре протонной терапии ожидают участия федеральных денег: тогда сюда поедут лечиться дети и взрослые со всей России году. В 2019 - м году квоты для ста своих горожан выделила Москва, для десяти человек - Московская область. Ожидаются также пациенты из Сибири, Алтая, Томска, Кемеровской области, Ленобласти. Из последней, кстати, в 2018 году в Центре лечились уже два маленьких пациента - терапию им обеспечили фонды.

Иностранцы также будут лечиться в петербургском Центре протонной терапии: прорабатывается договор с правительствами Армении, Белоруссии, Казахстана, Израиля. 

Примеры положительных результатов протонной терапии в Санкт-Петербурге уже имеются.

- Сыну были сделаны три классические хирургические операции, но рост опухоли продолжался, - рассказала мама первого петербургского ребенка, прошедшего лечение протонной лучевой терапией, Екатерина Дрелинг. - Пытались записаться на лечение ещё в середине 2017 года, но тогда Центр еще строился. В 2018 году нам сообщили о том, что все готово к лечению, и что терапия будет для нас бесплатна. Ждали очереди всего месяц. Теперь прошёл год с момента терапии, во время которой, кстати, у ребенка было полностью нормальное самочувствие. Аппетит не страдал, и внешне терапия никак не влияла на сына. В результате опухоль не исчезла и не уменьшилась, но нам и не обещали этого. Она перестала расти, и для нас это главное достижение.

Иголка лучше кувалды

По словам врачей, основная проблема для Петербурга в плане лечения онкологических заболеваний остается прежней и связана она не с дорогой фармакологией или с очередями на бесплатное лечение (среди детей их нет), а с поздней диагностикой болезни.


- Результаты лечения относительно хорошие: 60-65% детей, у которых диагностирован рак, вылечиваются, - рассказала главный детский онколог Ленинградской области Светлана Сафонова. - Однако самые позитивные результаты получаются там, где болезнь диагностирована на 1-2-ой стадии. На поздних стадиях добиться позитивного результата намного сложнее, однако слишком часто получается так, что детей долгое время на основе симптомов тошноты, головной боли лечат гастроэнтерологи, неврологи и другие специалисты - вместо того, чтобы отправить их на МРТ. Слишком поздно выясняется, что у ребенка, например, запущенная стадия рака головного мозга. Необходимо продолжать обучение педиатров  ранней диагностике болезни.

Основная задача протонной терапии - это лечение опухолей головного мозга, откуда удалить образования сложнее всего, рассказали эксперты. Со многими другими случаями справляются и другими методами - например, фотонной терапией. По словам врачей, эти два вида терапии (фотонная и протонная) отличаются друг от друга тем, что вторая "более щадящая". Их действие на организм человека можно сравнить с действием кувалды и иголки соответственно. При этом в Ленобласти на лечение детей в петербургском Центре протонной терапии в 2019 году выделят порядка десяти квот. При этом ежегодно в Леноболасти выявляется в среднем 25 больных онкологией детей при их общем количестве в 270 тыс. человек.

- Родители сегодня не в состоянии заплатить 1 млн 800 тыс. рублей за протонную терапию для своего ребенка, - прокомментировала Светлана Сафонова. - Однако я сегодня не мечтаю об увеличении количества квот для наших жителей - в этом плане мы тесно сотрудничаем с фондами и с самим Центром протонной терапии. Моя мечта - иметь в Ленобласти собственный центр онкологии хотя бы коек на 30. 

На запущенных стадиях онкологии больным часто не остается ничего, кроме химиотерапии - самого дорого метода лечения, при котором один курс может обойтись в 25 млн рублей. Дело в том, что в России при химиотерапии применяются более дешевые отечественные препараты, не все из которых эффективны. Доставать зарубежные высокоэффективные лекарства также помогают фонды борьбы с онкологией.

- Без помощи фондов сегодня не обойтись, несмотря на то, что правительство страны прилагает большие усилия, чтобы обеспечить свое население качественным лечением, - отметила руководитель спецпроектов российского благотворительного фонда "Русфонд" Евгения Забелина. - В деятельность нашего фонда входит и покупка препаратов, которые мы привозим из-за границы. Курс на таких лекарствах может стоить до 25 млн рублей, что, естественно, не по карману подавляющему большинству россиян. Что касается протонной терапией, то такое лечения россиянам мы также долго оплачивали за границей. Сейчас в России оно стоит около 2 млн рублей, за рубежом обходится в 2-3 раза дороже.

По словам Забелиной, на финансирование лечения в Центре протонной терапии 25 детям из фонда ушло 40 млн рублей. При этом Центр идет навстречу фонду и принимает гарантийные письма в случаях, если лечение ребенку нужно уже сейчас, а денег на него пока что нет. За все время своего существования - 22 года - "Русфонду" удалось собрать на лечение онкологических заболеваний 12,8 млрд рублей.

Автор: Любовь Хмелевская
Материалы по теме: