Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

Главный архитектор города на Неве: ненавижу равнодушие, непонимание уникального шанса – жить в Петербурге

15:53 26.02.2019 1300
Владимир Григорьев рассказал об отношении к узакониванию уличного искусства, новоделам, нехватке «зеленых зон» в городе, а так же о том, каким он видит Санкт-Петербург XXI века.

Председатель комитета по градостроительству и архитектуре (КГА) Владимир Григорьев дал эксклюзивное интервью НЕВСКИМ НОВОСТЯМ и рассказал о своем отношении к узакониванию уличного искусства, новоделам, «нехватке» новостроек и «зеленых зон», а также порассуждал о визуальной эстетичности города на Неве в XXI века.

Новые законы – новые правила. Сейчас активно обсуждается возможность узаконить граффити. Соответствующий законопроект уже прошел первые чтения в Законодательном собрании. А как вы относитесь к граффити и что думаете по этому поводу?

- К сожалению, «творчество» граффитистов - это самовольная деятельность, осуществляемая в обход действующих правил. Узаконить такое творчество – неправильно и невозможно. Не потому что конкретное граффити нас не устраивает, а потому что нельзя создавать внеправовой прецедент.

Совсем недавно прошли общественные обсуждения по внесению изменений в правила благоустройства Петербурга. Основная цель этих правил – создание комфортной городской среды, в том числе – ее визуально комфортного восприятия, что подразумевает очищение улиц города от информационного мусора, избыточной рекламы. Эту же работу проводит, например, Москва. Мы стараемся вывести на первый план восприятия именно архитектуру нашего города, а не разноцветные пятна рекламы.

При этом нельзя забывать, что существует понятие монументального искусства, и именно к нему относится, в том числе, художественное оформление брандмауэров. Против этого направления нет никаких возражений. В советское время оно активно развивалось, и есть отличные примеры согласованных росписей фасадов. Например, оформление торцевого фасада у мемориала защитникам острова Ханко на улице Пестеля (архитекторов В.Каменского и А.Леймана), или композиция на брандмауэре на улице Ленина.

Художественное оформление брандмауэров допустимо, но самовольная деятельность – категорически нет.

Еще один острый вопрос, заставляющий общественность горячо спорить - строительство нового корпуса Музея Достоевского. Так ли нужно новое здание и почему соседнее нельзя использовать под эти цели?

- Вопрос о том, почему был выбран именно этот проект, в первую очередь, необходимо задать дирекции музея. Я считаю, что новые здания нужны – для того город и существует. Правомерно ли и правильно ли застраивать исторически возникшую рядом с действующим музеем пустоту, которую сейчас называют сквером? Хотя на территории действительно растет несколько деревьев, она не является полноценным сквером. Градозащитники же поднимают совсем иной вопрос – о недостатке зеленых насаждений в центре города в целом. Но тогда правомерно поднять вопрос и о недостатке в центре общественных пространств.

Развитие музея необходимо. На этом месте может появиться новое здание с культурной функцией. Сейчас сюда приходят студенты соседнего вуза на перекур, а смогут прийти все горожане - для того, чтобы принять участие в театрально-зрелищном мероприятии, соприкоснуться с искусством. Это будет позитивным явлением в городе.

Складывается впечатление, что в Петербурге не приемлют современную архитектуру, постоянно слышны недовольства то по одному зданию, то по другому. Как думаете, почему горожане так резко негативно относятся к современным строениям, и почему так сложно вписать в сложившуюся градостроительную архитектуру современную архитектуру?

- Интересные и профессионально вписанные в городской контекст здания появляются. Например, «Новотель» на улице Маяковского архитектора Михаила Мамошина, творения архитектора Евгения Герасимова в Басковом переулке, архитекторов Марка Рейнберга и Андрея Шарова на Казанской улице, Юрия Земцова и Михаила Кондиайна на Малом проспекте Васильевского острова. Все это современные постройки, которые украсили город.

Негативно можно относиться к зданиям, которые разрушают городскую среду. Причина тому прописана в Законе Санкт-Петербурга №820-7: новые здания не должны разрушать исторический контекст места. Грамотно, профессионально и качественно вписать новое строение в сложившуюся среду всегда сложно, это требует определенной подготовки и опыта. Архитектор – это вообще одна из самых сложных профессий.

Убоги или особенные: современные новостройки, почему они внешне такие разные и такие однотипные?

- Это действительное поразительное явление, о котором я неоднократно говорил: наши новостройки страдают «однообразием многообразия». Происходит это от недостатка культуры проектирования, недостатка профессионализма. Есть и другая сторона – это амбиции заказчиков, которые позволяют своим маркетинговым службам диктовать архитекторам некие приемы или решения.

Я беседовал и с теми и с другими. Есть заказчики, которые щепетильно относятся к своему внешнему виду и веяниям моды, но при этом с восторгом предлагают для нашего города дома ядовитых желтых и зеленых цветов в странной стилистике.

В популярном блоге Ильи Варламова есть статья о том, насколько яркий, неуместный цвет способен испортить архитектуру и негативно влиять на психику человека. Я с ним соглашусь, для Петербурга это категорически неприемлемо.

Почему новостройки однотипные: бизнес экономит на архитектуре, оформлении, поскольку уверен, что на спрос это не влияет. Второе - падение качества проектирования и общего профессионализма архитекторов, которые должны понимать свою ответственность, и то, какие могут быть катастрофические последствия их действий, наносящих непоправимый ущерб городской среде.

 

Тогда возникает вопрос, насколько остро город нуждается в новостройках и зачем их столько строят на периферии?

- Почему там – потому что много строить можно только на периферии. Во-вторых, строят на собственных, купленных земельных участках – мы же живем в рыночных условиях. Почему так много – потому что ежегодно в Санкт-Петербурге покупают около 3 миллионов квадратных метров жилья.

Существует строгий рыночный баланс: сколько покупают – столько и строят. У нас нет дефицита жилья: люди не бегают за квартирами, и вариативность предложений достаточно широка, ориентирована на спрос и им определяется.

Причем город нуждается в новостройках. Потому что до конца расчетного срока Генерального плана, то есть за 10 лет, для наших горожан необходимо построить порядка 30-35 миллионов квадратных метров.

В конце 2019 года масштабной корректировки ожидает генплан города, чего ждать?

- Ждать новый Генеральный план. Наверное, лучше объяснить, чего от него точно не стоит ждать: например, что вдруг новый Генеральный план полностью изменит планировочную структуру города или окажется революционным и присоединит к себе новые территории, и город «дорастет», например, до Выборга на севере или до Тосно на юге. Не ждать, что в одночасье весь город покроется большими зелеными зонами – потому что, к сожалению, территорий, принадлежащих городу, осталось очень мало.

Чего ожидать нужно: что Генеральный план Санкт-Петербурга будет сбалансированным, в нем будут решены, прежде всего, приоритетные задачи по развитию производственных мощностей и мест приложения труда, будут учтены решения, которые направлены на совершенствование инфраструктурных вопросов по транспортному и инженерному обеспечению. Обязательно будут запланированы новые общественные пространства и обоснованно, в необходимом объеме, размещено жилье, которое требуется городу для улучшения условий проживания, расселения вновь прибывающих граждан.

По прогнозам комитета по экономической политике и стратегическому планированию, Петербург должен прибавить за 10 лет чуть менее 1 миллиона жителей. Одна из ключевых задач градостроительного планирования – прекратить практику опережающего строительства жилья по сравнению с объектами инфраструктуры и социальной сферы.

К слову, о легких Петербурга – зеленых насаждениях. Все чаще мы слышим, что городу требуется больше зеленых насаждений, при этом необходимо обновляться и успевать за современными тенденциями, так ли это?

- Городу действительно нужно больше зеленых насаждений. Чем их больше – тем комфортнее жизнь его горожан. Поспевать за современными тенденциями нужно всегда, но не в ущерб базовым принципам. Поэтому Петербург, как и большинство растущих мегаполисов, пытается держать баланс между следованием современным тенденциям, приводящим к уплотнению городской среды за счет постоянно развивающихся дорожно-транспортной и социальной инфраструктур и нового жилищного строительства, а также решением задач по увеличению зеленых зон. Главное, чтобы при возрастающем населении удельные показатели зеленых насаждений не уменьшались.

Еще одна душещипательная тема – высотность Петербурга. Предельная уже побита, благодаря «Лахта-центру». Будут ли вводиться новые отметки предельной высоты? Существует ли схема высотных доминант, где они могут еще появиться?

- «Лахта-центр» не имеет отношения к предельной высоте застройки городской среды. Это уникальное явление, и таким на многие годы останется. С другой стороны, «Лахта Центр» – это высотное здание, расположенное довольно далеко от центра и не являющееся элементом жилой среды, и уж тем более оно не может быть частью комфортной городской среды в ее традиционном, бытовом понимании. Как раз для комфортной городской среды, то есть для массового проживания населения, высота строительства должна быть существенно ниже – Санкт-Петербург основывается на этих принципах: 40 м – это предел базовой высоты. При этом высотные доминанты, конечно, никак не повторяющие высоту «Лахта-центра», возможны -  город может быть дополнен высотными акцентами в других районах. Их влияние на исторические панорамы должно быть исключено. Поставленная задача очень сложная и ответственная, поэтому торопиться с введением таких доминант не нужно, но с повестки дня ее не снимаем.

Раз так, как вам образ «Лахта-центра»?

- Образ высотного здания «Лахта-центра» как  символ нового времени мне нравится. Интересен современный вид башни, ее технократизм, и то, как вместе с новым футбольным стадионом, вантовыми мостами, другими новыми объектами прибрежной зоны она гармонично создает и задает совершенно определенный новый морской фасад города.

А есть ли понимание, что будет возведено на месте несостоявшегося «Охта-центра»?

- Мое мнение – на этом месте должны быть общественные здания. Хотелось бы, чтобы там расположился музейный комплекс, общественное пространство, в котором можно было бы музеефицировать раскопки Ниеншанца.

Раз речь зашла о прибрежной зоне, что вы думаете о намывных территориях – плюсы и минусы, проблемы и будущее такой практики?

- Намывные территории имеют положительный опыт освоения в советское время – в северо-приморской части города и на Васильевском острове, и негативный опыт – в наши дни.

В чем проблемы современного опыта: к сожалению, проект «Терра-Нова», который мог бы быть очень интересным и успешным, если бы развивался комплексно, на стадии реализации стал распадаться на части. Благодаря компаниям «ЛСР» и «Глоракс» городу с большим трудом удалось сохранить концепцию Морского фасада в его юго-западной части.

Северная часть до сих пор не намыта, хотя в этом году истекает срок инвестиционного контракта. Эта земля должна была быть давно сформирована, но до сих пор там водное пространство. Очевидно, что условия контракта не выполнены, и северная часть так и не освоена. Поэтому проект, длившийся так долго, полностью не реализован. Пострадала и  комплексность застройки, которая не соответствует изначальному плану и не выдерживает критики.  

Вы более трех лет занимаете пост главного архитектора города  – что для вас оказалось самым сложным и самым легким? Чем вы гордитесь и что требует доработки?

- Самое сложное – необходимость практически ежедневного принятия компромиссных решений, самое легкое – рано вставать и поздно ложиться. Чем горжусь? Горжусь каждым прожитым днем, тем, что комитет по градостроительству и архитектуре работает слаженно, что есть результаты нашего труда в части повышения комфорта городской среды, и что наш город растет, строится, развивается, постепенно стараясь решить довольно сложные проблемы центра агломерации.

Ну и раз речь зашла о личных предпочтениях, что вы больше всего любите в городе, а что ненавидите?

- Ненавижу равнодушие, непонимание уникального шанса, который дан нам - всем,  кто живет и трудится в одном из самых прекрасных городов мира. Возвращаясь к вопросу о качестве архитектуры – это касается именно тех застройщиков и архитекторов, которые не чувствуют ответственности перед будущими поколениями за то, что мы оставим в этом городе. История, архитектура, просто быть жителем нашего города – это то, что я люблю в Петербурге.

Так какие перемены нужны городу?

- Главное, что нужно сейчас менять в городе – это менталитет и мышление. К сожалению, те времена, когда Ленинград считался самым культурным городом в стране, когда ленинградцев можно было узнать по правильной речи, тактичному поведению и исключительной вежливости – уходят.

Чтобы сохранить статус культурной столицы нам надо работать над собой - любые изменения надо начинать с себя. Ленинград-Петербург всегда был и должен остаться культурным котлом, переплавляющим все наносное и сохраняющим свою уникальную «ленинградскую породу», и каждый, кто чувствует себя его частью, может и должен ему в этом помочь.

Новости партнеров: