Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

Анатолий Вассерман рассказал о революции, которую не предотвратить

12:54 11.03.2019 29981
Анатолий Вассерман в преддверии выступления в ДК Газа в интервью НЕВСКИМ НОВОСТЯМ рассказал о процессах эволюции общества и будущем человечества через 50 лет.

Анатолий Вассерман — человек-легенда: публицист, журналист, политический эксперт и просто удивительно мудрый человек. 18 марта он выступит в ДК Газа в Петербурге, чтобы рассказать своим поклонникам, каким будет наше будущее через 50 лет, что ждет человечество вообще и Россию в частности, как изменится мир и кто повлияет на эволюцию общества. Прежде, чем будущее прояснится перед всеми участниками этой встречи, корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ успел поговорить с Анатолием Александровичем об эволюции, революциях, освоении Арктики, импортозамещении и лучшем выходе из любого тупика.

Здравствуйте, Анатолий Александрович. 18 марта Вы представите программу «Будущее через 50 лет». Тема глобальная и серьезная. Может, расскажете немного и нам: что ждет человечество?

— Точный и достоверный прогноз на такой срок дать невозможно. Я буду рассказывать только о процессах, идущих уже сейчас и, на мой взгляд, в некоторой степени определяющих наше будущее. О том, как рост вычислительных мощностей в мире позволит уже примерно лет через 10 управлять всем мировым производством как единым целым и, соответственно, какие возможности это открывает, как изменится из-за этого общество. Поговорю о том, каковы пределы повышения производительности труда при его разделении и почему нынешний вариант глобального разделения труда зашел в тупик. Это будут рассказы о процессах, идущих уже сейчас, но их значение, на мой взгляд, недоосознано. Это будет разговор о том, что значат эти события для нас и к чему они приведут.

Сейчас слово «цифровизация» у всех на слуху, несмотря на то, что мы пережили, переживаем, и продолжим переживать серьезные тектонические сдвиги, связанные с ней. Некоторые эксперты утверждают, что технических революций в ближайшие десятилетия будет еще несколько. На ваш взгляд, какими будут эти революции?

— Это смотря что считать революцией. Ведь процессы изменений в мире идут непрерывно, количество переходит в качество, и принципиально новые обстоятельства возникают в результате таких вот плавных изменений. А это зачастую осознается только задним числом. Например, тот же рост вычислительных возможностей идет плавно и непрерывно, но возможность управления всем мировым производством возникнет скачком. Но если мы заранее озаботимся тем, чтобы подготовиться к этому скачку и разработать необходимый комплекс программ и дополнений к системе управления обществом — тогда для нас этот переход окажется плавным и эволюционным.

И как нам надо к нему готовиться?

— Уже намечен комплекс научных исследований, направленных на эту подготовку. Другое дело, что, к сожалению, мне самому элементарно не хватит средств, чтобы в одиночку оплатить эти исследования. И я пытаюсь организовать какую-нибудь структуру, способную этим заняться. Это не футурология, а именно разработка конкретных средств по конкретным спецификациям. Уже ясно, как эти средства должны работать. Задача — просто их сделать. Эта работа, по сути, в значительной части инженерная, а не только научная. И, к сожалению, очень дорогостоящая. По предварительным прикидкам она займёт 5–6 лет и потребует 15–20 миллионов долларов. Для частного лица это неподъемная сумма, а государственная или крупная коммерческая структура в состоянии это осилить. Если все это сделаем, не будет революции — будет просто эволюционный процесс. Революциями, как правило, оказывается то, что не предвидели заранее. Например, технология Big Data (большие данные) — статистическая обработка больших массивов данных, позволяющая выявить множество не очевидных на первый взгляд закономерностей — оказалась революционной, хотя сами статистические методы давно придуманы. Это хороший пример того, что никто не может предсказать революцию: все поддающееся предсказанию достигается эволюционным, а революционным путем. Поэтому, повторяю, я не буду рассказывать ничего сенсационного — я расскажу о процессах, идущих уже сейчас, на наших глазах, и попытаюсь спрогнозировать последствия этих процессов.

 

В одном из своих интервью вы привели такую цитату: «политика — это концентрированное выражение экономики». Как сейчас вы охарактеризовали это «выражение» в нашей стране?

— К сожалению, сейчас в России политика в значительной степени подмяла под себя экономику. На мой взгляд, это случилось в значительной степени потому, что долгое время мы веровали в экономические теории, разработанные не в наших интересах, и вели политику в соответствии с этими теориями. Сейчас мы потихонечку приходим в себя. Потихонечку — потому что значительная часть людей, занимающих в стране ключевые управленческие позиции, уже воспитаны в рамках этих теорий и, к сожалению, практически не способны мыслить иными понятиями. Но, поскольку оказалось, что эти теории не совместимы с жизнью, мы их постепенно изживаем: эта несовместимость становится всё очевиднее; те, кто решают действительно важные задачи, постепенно от этого комплекса теорий отходят и начинают думать рационально. Это, опять же, не революционный, а эволюционный скачок.

Что вы могли бы назвать признаками развивающейся, а что — признаками развитой страны?

— На мой взгляд, развитой можно считать только ту страну, которая осознаёт на уровне общегосударственного руководства необходимость непрерывного развития и воспринимает себя не как развитую в смысле постановки последней точки. К сожалению, те страны, которые всё ещё именуют себя развитыми, по большей части уже сочли эту точку поставленной. Так, лет 30 назад нашумела книга политического аналитика и историка Фукуямы «Конец истории», где он изложил: после того, как в Европе не осталось стран, ориентирующихся на социализм, вся история по сути закончилась — теперь она будет всё более и более переориентирована в сторону демократического либерализма. Но потом неожиданно оказалось, что и демократический либерализм, мягко говоря, не свободен от противоречий, и страны, не ориентирующиеся на него, вовсе не готовы считать себя проигравшими раз и навсегда. Стало понятно, что конец истории вовсе не так уж близок, как надеялись все, кто восторгался книгой Фукуямы.

Если возвращаться к более узким вопросам, что вы думаете о ситуации, сложившейся вокруг Арктических регионов? Ряд прогрессивной общественности видит в освоении Арктики множество угроз — не столько политических. Столько экологических. Видите ли вы опасность в активном освоении Арктики?

— Опасность есть всегда. Между прочим, если вы выпьете залпом 3–4 литра воды, это будет смертельной дозой. Более того, попытка добиться абсолютной безопасности часто оборачивается таким громадным спектром новых опасностей, какой и вообразить-то трудно. Например, модный в 30-е годы пацифизм, исходивший из предположения, что если мы не захотим нападать, то и на нас не нападут, привёл к тому, что многие страны практически разоружились. До такой степени, что соблазн напасть для них стал непреодолим. Так что, если надеетесь жить в безопасности — значит, скоро вообще не будете жить. А если смотреть на лозунги некоторых экологов, то скоро станет видно, что единственный способ соответствовать всех их требованиям — это последовать совету робота Бендера из Футурамы и «убить всех человеков». На мой взгляд, практически никаких опасностей в освоении Арктики нет. Например, разработанный, но остановленный под напором прогрессивной общественности, а теперь вновь вернувшийся в широкой обсуждение проект подпитки Средней Азии водой из низовьев северных рек, между прочим, способен изрядно затормозить таяние северных льдов, поскольку эти реки приносят в Арктику много тепла из своего верхнего течения. Я не считаю таяние арктических льдов катастрофической угрозой, но те, кто считают, должны были, по уму, защищать этот проект и рекламировать его. Другое дело, что слова «по уму» и «эколог» крайне редко совмещаются.

Как вы оцениваете курс на импортозамещение, взятый Россией с 2014 года?

— Нам действительно необходимо возрождение собственного производства на всех направлениях. Просто потому, что ориентируясь на импорт, мы тем самым оставляем львиную долю наших сограждан вовсе без работы. А без работы жить вредно, без этого человек быстро перестаёт быть человеком. Это видно по множеству стран, из которых в разное время и под разными лозунгами вывели производство. Поэтому нам в любом случае необходимо возрождение собственных производственных возможностей: оно принуждает работать даже тех, кто при других обстоятельствах надеялся бы отлежаться.

Резюмируя, получается, что все происходящее надо принимать как ход эволюции, не осложняя себе жизнь «восстаниями луддитов» и паникой.

В общем, да. Но еще раз повторю: согласно диалектике (а это весьма эффективный метод рассуждений) количественные изменения рано или поздно переходят в качественные, и результат неизбежной и плавной эволюции также неизбежно порождает скачки, воспринимаемые нами как революционные. Остановить или предотвратить такую революцию мы не можем. Выход из тупика далеко не всегда там, где был вход. Зачастую выйти из него можно только вперед, но ни в коем случае не назад.

Новости партнеров: