Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

Отцы, потерявшие дочерей во время теракта в метро, рассказали суду о последних часах их жизни

04.04.2019 15:10 48248
Спустя два года с момента теракта в метрополитене Петербурга со 2 апреля Ленинградский окружной военный суд (ЛОВС) приступил к рассмотрению уголовного дела десяти обвиняемых. Несмотря на то, что слушания дела проходят не в особом порядке, заседания растягиваются практически на целый день. 

Теракт, унесший жизни 15 человек и покалечивший более 100 пассажиров петербургской подземки, произошел около 14:33 мск 3 апреля 2017 года. Самодельное взрывное устройство, начиненное мелкими деталями, сработало у террориста-смертника Акбаржона Джалилова на перегоне «Технологический институт» - «Сенная площадь». Только благодаря тому, что подрыв произошел не в час-пик, удалось избежать большего числа жертв. Помимо этого стражам правопорядка удалось найти и обезвредить еще одно самодельное устройство, оставленное злоумышленницами на станции «Площадь Восстания».

В результате теракта от сильных травм погибли:  

Дильбара Самандаровна Алиева, 20 лет
Максим Витальевич Арышев, 20 лет
Оксана Геннадьевна Даниленко, 25 лет
Юлия Дмитриевна Красикова, 25 лет
Дмитрий Александрович Мазанов, 27 лет
Ксения Сергеевна Малюкова, 18 лет
Ирина Кузьмовна Медянцева, 50 лет
Наталья Владимировна Митрофанова, 56 лет
Юрий Павлович Налимов, 70 лет
Мария Алексеевна Невмержицкая, 53 года
Денис Романович Петров, 25 лет
Сергей Александрович Постнов, 40 лет
Мансур Тахирович Сагадеев, 17 лет
Ангелина Сергеевна Свистунова, 27 лет
Лариса Григорьевна Щекина, 66 лет

В четверг ЛОВС взял показания у двух отцов, чьи дочери погибли в тот злополучный понедельник. Первым к трибуне был приглашен отец 20-летней Дильбары 56-летний Самандар Алиев. Живой свою дочурку он в последний раз видел утром того дня. После завтрака они вышли из дома, попрощались возле подъезда и разошлись по разным сторонам. Он ушёл на работу, а она на учебу. 

«До событий мы не созванивались, она связывалась с братом. Я сидел около 14 часов дня на работе и мне позвонил сын. Он спросил: «ты в курсе?»,- рассказал судьям Самандар. - Они должны были после учебы встретиться на «Технологическом» [институте, станция метро], чтобы вместе поехать домой».

Говоря о том страшном дне, отец Дильбары был спокоен, несмотря на то, что слушающие, в том числе подсудимые, практически не дышали и не отводили взгляда от мужчины.

«Он подъехал к станции, но поезд не остановился и поехал на следующую станцию - «Владимирская», там он вышел на улицу и позвонил мне, - подытожил папа девушки. -  Я ей пытался звонить в течение часа, телефон работал, но никто не отвечал, в какой-то момент связь полностью оборвалась.  Потом кто-то взяли трубку и женским голосом ответил. Я так обрадовался, что она подняла трубку. Потом понял, что не она». 

От офиса на Московском проспекте до Литейного проспекта Самандар дошел пешком за считанные минуты. Женский голос по телефону сообщил ему, что его дочь лежит в реанимационном отделении Мариинской больницы. Несмотря на все попытки оперативно добраться до лечебного учреждения, застать любимую дочку живой он не смог. 

Фото: соцсети

«Было уже поздно. Ее уже не было. Дочь опознал. Все пахло порохом, ее одежда была вся в этом запахе», - почти шепотом пояснил суду мужчина. 

Следующим к трибуне вышел 53-летний Геннадий Даниленко, он также в тот день потерял 25-летнюю дочку Оксану. Девушка ехала в том же вагоне, где и смертник. Акбаржон стоял у неё за спиной, девушка не прожила и пяти минут после взрыва. 

«Она жила от меня отдельно, но накануне приезжала ко мне в гости, - сказал спокойно Геннадий. - 3 апреля я слышал, что что-то произошло в метрополитене, но не придал этому значение. Пока под утро мне не позвонила старшая дочь. Стали искать, объехали все больницы. Мне сказали что все опознаны и она в морге».

Накануне того страшного дня у Оксаны гостила подруга.

С ней девушка как раз и переписывалась, подъезжая к «Технологическому институту». Девушки отправляли друг-другу через приложение в социальной сети аудиосообщения. Последнее было отправлено девушкой сразу после взрыва. Страшные звуки и стоны, нечеловеческий крик девушки зовущей маму, шум, гам...

После допроса пострадавших третий день судебного заседания продолжился прочтением государственного обвинителя списка повреждений, полученных пострадавшими, но выживших пассажиров того состава. Большинство людей получили баротравму ушей и разрыва ушей (частично или временно лишились слуха на одно или оба уха практически все пострадавшие), минно-разрывные травмы и осколочные ранения металлическими предметами, черепно-мозговые травмы и многие другие повреждения. Также всем потерпевшим понадобилась психологическая помощь специалистов. 

Все материалы дела по теракту вошли в 137 томов. Слушание дела продолжится на следующей неделе, в понедельник. Причина в том, что обвиняемые и защита не в полном объеме ознакомлены с материалами всех томов.

Во время перерыва подсудимые, а также мать одного из них обратились к родителям погибших и пострадавшим. Несмотря на то, что следствие сочло их виновными в организации терракта, они продолжают настаивать на своей непричастности.

«Поверь, говорит, если бы в этом была самая малюсенькая моя вина, я бы сам отсюда бы не вышел, - привела слова своего сына Яркинай Мирзаалимова, одного из подсудимых. - У меня нет вины, я попросил, можно ли пожить, прожил три дня, а потом его задержали вместе с остальными».

Как ни странно, со словами матери согласились и отцы погибших девочек, Самандар предположил, что во время суда все встанет на свои места и если слова женщины подтвердятся в суде, то он: «буду первым, кто будет рад этому».

«Будь проклят тот, кто в этом замешан», - тяжело вздохнула женщина, на что Геннадий показал ей фото тела своей дочери, сделанное в метро 3 апреля.

Материалы по теме: