Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

НЕВСКИЕ НОВОСТИ публикуют эксклюзивное интервью с одним из лучших гособвинителей страны

11:10 10.07.2019 1128
Один из лучших государственных обвинителей страны работает в Петербурге. Надежда Мариинская стала призером на всероссийском конкурсе среди сотрудников прокуратуры.

      

Один из лучших государственных обвинителей страны работает в Петербурге. Надежда Мариинская стала призером на всероссийском конкурсе среди сотрудников прокуратуры и поделилась своим опытом и впечатлениями с журналистами нашего издания. В эксклюзивном интервью старший советник юстиции рассказала о тонкостях своей профессии, принципах работы суда присяжных, роли эмоций и ораторского искусства на судебном процессе.

Уголовный процесс, что это такое?

— Вы знаете, как-то так получилось, что в последнее время в средствах массовой информации много говорят о прокуратуре, о правоохранительных органах, но почему-то забывают о государственных обвинителях. А на самом деле это достаточно важная часть работы прокуратуры, это те люди, которые поддерживают обвинение в судах районных, в судах субъекта, в Верховном суде Российской Федерации. И именно здесь мы сталкиваемся с уголовным процессом, то есть, когда человек совершает какое-то преступление, уголовное дело в его отношении расследуется правоохранительными органами, и, когда это дело расследовано, оно поступает в суд соответствующего дивизиона в зависимости от тяжести совершенного человеком преступления и уже в суде это дело рассматривается судом, либо судьей единолично, либо тремя профессиональными судьями, либо судом с участием присяжных заседателей. И в соответствии с требованиями уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации у нас в судах существует принцип состязательности и равноправия стороны обвинения и стороны защиты. Человека, который подозревается в совершении преступления, представляет адвокат, а сторону обвинения от имени государства представляет государственный обвинитель, который уже и доказывает вину человека в совершении преступления.

Кто такой государственный обвинитель?

— Ну, чтобы граждане понимали, мы сами не расследуем уголовные дела. Мы впервые с ними знакомимся в тот момент, когда дело поступает в соответствующий суд. Первоначально государственный обвинитель должен изучить дело, посмотреть, достаточно ли там доказательств, если есть доказательства, то каким образом их следует представить либо судье профессиональному, либо суду присяжных. И после этого государственный обвинитель, сторона обвинения первая представляет в процессе свои доказательства. Мы вызываем и допрашиваем свидетелей и потерпевших, мы вызываем в суд и допрашиваем экспертов, мы в присутствии суда или присяжных заседателей оглашаем экспертизы, письменные материалы дела, вещественные доказательства предоставляем, то есть все то, что, по нашему мнению, свидетельствует о виновности подсудимого. И в конце наша работа заканчивается такой стадией, как прения, в которой в заключительной речи мы оцениваем доказательства и просим суд назначить определенное наказание, если речь идет о суде профессиональном, если речь идет о суде присяжных, то мы просим признать подсудимого или подсудимых виновными.

Как вы знакомитесь с делом?

— Все это происходит в канцеляриях соответствующих судов, мы туда приходим, когда нам поручено это дело нашим руководством, просим канцелярию предоставить нам материалы дела для ознакомления. Читаем дело только в канцелярии, никуда выносить дело мы не можем, зато можем делать копии. Но само дело находится всегда только в канцелярии, ну или в судебном заседании, тогда мы уже работаем с ним вживую, когда представляем какие-то доказательства.

О работе со свидетелями

— Вызываем либо повесткой, либо звонком – это нормально. Человек приходит в судебное заседание. Но если речь идет о потерпевших, то они чаще всего сами приходят на все судебные заседания, и они сами подходят, знакомятся и задают те вопросы, которые их волнуют. Потому что большинство людей первый раз оказываются в суде – это очень волнительно. Ты не знаешь ни куда встать, ни где сесть, ни каким образом, например, обращаться к суду. Многие не знают, что к суду обращаются «Ваша честь». И если такие вопросы задаются, мы, конечно, на них отвечаем. А так свидетелей вызываем, они приходят в судебное заседание, и если свидетель забыл свои показания, которые он давал ранее, то судом будет предоставлена возможность с ними ознакомиться, и он может их прочитать в судебном заседании. 

Суд присяжных. Принципы работы

— Присяжные появляются путем случайной выборки из списков избирателей. Рассылаются повестки, к сожалению, сейчас это происходит так —  рассылается около 400-500 повесток, приходят около сорока человек. Из этих сорока человек выбираются присяжные заседатели. В закрытом заседании судья задает вопросы, потому что есть ряд ограничений, по которым люди не могут быть присяжными. Это судимости, судимости у близких родственников, кто-то не может судить в силу религиозных убеждений. Но в общем ряд ограничений существует, и вот из тех, кто остается, уже набираются присяжные. Как вы знаете, уже год в городском суде работают с восемью основными присяжными и каким-то количеством запасных, а в районах это шесть человек и какое-то количество запасных.

Могут ли присяжные отказаться?

— Да, они имеют право отказаться, если у них есть какие-то серьезные причины.

В каком случае в дело вступают присяжные? Их просит сторона защиты?

— Их может попросить даже не сторона защиты, а только подсудимый, который имеет на это право. На это право имеют люди, которые привлекаются к уголовной ответственности за совершение таких преступлений, за которые может быть назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Что не должны знать присяжные?

— По действующему на территории РФ закону в суде присяжных есть целый ряд ограничений, то есть целый ряд моментов, которые мы не исследуем перед присяжными, в отличие от профессионального суда. Приведу примеры. Например, мы не исследует данные о личности как пострадавших, так и подсудимых. Порой это невыгодно стороне обвинения, порой это невыгодно стороне защиты. У нас присяжные – это судьи факта. Они судят только фактические обстоятельства, но многие из них, я знаю, хотели бы знать, что раньше делали эти люди, которые находятся на скамье подсудимых: где они выросли, как они учились, как они зарабатывали себе на жизнь, совершали ли они такие преступления ранее? Об этом говорить в суде присяжных нельзя, и, мне кажется, иногда присяжным это не вполне понятно. Потом, например, нельзя говорить о ходе следствия, и иногда, на мой взгляд, это проблема для государственного обвинения, потому что не всегда понятно, каким образом именно эти люди были привлечены к уголовной ответственности. Понимаете, расследованию дела часто предшествует большая оперативная работа, которая отчасти является секретной, но в любом случае она не исследуется перед присяжными. Поэтому иногда, как мне кажется, они не понимают, почему именно эти люди были привлечены к уголовной ответственности, вот эту отправную точку. 

Главный инструмент при работе с присяжными

— Я считаю, нужно стараться думать не как юрист, а как об этом бы подумал тот человек, который идет рядом с вами по улице или сидит рядом с вами в метро. Я много смотрю отечественных, американских передач и сериалов про суды присяжных. Черпаю там много информации, какой-то опыт, и там же показано, что думают присяжные, в каких-то отечественных сериалах показывают, или в американских, кроме того, книги. И вот оттуда ты получаешь информацию, как то или иное доказательство может быть воспринято теми людьми, которые не имеют никакого отношения к юриспруденции.

Эмоции имеют значение?

— Все прокуроры по-разному относятся к данному вопросу, но лично я считаю, что эмоции очень важны. Потому что если ты ничего не чувствуешь в душе, то, на мой взгляд, ты не можешь «работать эту работу», если ты стал черствым и тебе все равно на то, что произошло. Эмоционально порой бывает очень тяжело, потому что бывают какие-то истории, когда потерпевшая сторона и сторона подсудимых не вызывает у тебя положительных эмоций, и те и другие, в общем-то, были или есть нехорошие люди, но произошло то, что произошло. И в любом случае закон преследует любых лиц, которые совершили преступление. Но бывают такие истории, которые невозможно забыть, их эмоционально проживаешь, но это такая работа.

За последнее время, какое дело вас тронуло больше всего?

— История с Александром Новиковым была и остается лично для меня одной из самых эмоционально тяжелых. Год уже прошел, я не могу забыть это дело. Обычно, когда я выступаю в прениях сторон перед присяжными заседателями, я говорю о доказанности вины. Перед ними также помимо вопросов о доказанности событий и вины конкретных лиц в совершении преступления ставится вопрос о снисхождении — заслуживает ли подсудимый снисхождения? Я крайне редко по этому вопросу выступаю, потому что я считаю, что это не вопрос доказанности, это вопрос эмоций присяжных, и они могут быть любыми, и я не вправе какие-то свои эмоции им навязывать. Но вот по делу Александра Новикова я об этом говорила, потому что я искренне считала, что такие люди, которые совершают такие ужасные преступления, снисхождения не заслуживают. А вопрос о снисхождении – это вопрос о наказании. Если бы Александра Новикова присяжные признали заслуживающим снисхождения, то я не смогла бы просить о назначении ему наказания в виде пожизненного лишения свободы. Но вы знаете, это был такой эмоционально насыщенный, такой тяжелый процесс, что присяжные, мне кажется, тоже прониклись всей этой историей и они приняли решение за 15 минут. Самый быстрый вердикт, что лично происходил у меня. И они все признали его виновным и не заслуживающим снисхождения. Это позволило мне просить наказания в виде пожизненного лишения свободы, такое наказание было назначено Санкт-Петербургским городским судом, и потом в Верховном суде сторона защиты обжаловала именно наказание, но Верховный суд посчитал, что Новиков его заслуживает, и, возможно, это каким-то образом компенсировало мои эмоции и хоть как-то уменьшило боль мамы убитого мужчины, а также мамы и сестры погибшей девушки, ужасно погибшей девушки.

Почему эта история так долго остается в памяти?

— Она какая-то особенно кощунственная. Обстоятельства ужасные: мужчина убит выстрелом в голову, когда он спал. Женщину резали с каким-то остервенением, вы же помните, у нее огромное количество ножевых ранений, и все они при жизни. То есть она умирала, пока ее убивали. Как говорят эксперты, все это могло длиться более получаса – это ужасная смерть. Потом, что на следующий день Александр Новиков убрал квартиру так, как ни одна клининговая компания не сможет убрать. В квартире кровь нашли только под плинтусами, и то только тогда, когда начали их вскрывать. В тот день, когда Новиков убирался в этой квартире, родители и родственники уже начали искать ребят, и он дома, с двумя трупами, убрав квартиру, принимает их тетушку, поит ее чаем и рассказывает про то, что ребята, наверное, где-то загуляли — накануне был какой-то праздник. У человека вообще ничего не шелохнулось. Когда мы в суде допрашивали эту тетушку, она тряслась от осознания того, что она пила чай рядом с телами близких ей людей. Потом он упаковал эти тела и сложил их в диван. Он находился все это время в квартире, когда родители начали в эту квартиру уже просто биться. Вызвали участкового, стали вскрывать дверь в квартиру, и в этот момент Новиков выпрыгнул с третьего этажа на дерево и убежал уже оттуда. Я, когда писала прения, представляла чувства матери. Сначала, когда ты узнаешь, что твоего пусть взрослого, но все равно ребенка нет на работе, а молодой человек работает врачом скорой помощи — ответственная работа, он никогда ее не пропускал, эта не та работа, на которую можно пойти, а можно не пойти, — начинаешь нервничать. Потом получаешь какие-то обрывки информации…

По-моему, это ужасно.

Я никогда еще в суде не слышала ответ, почему люди убили кого-то. Честно скажу, мне кажется, что этого ответа просто не существует, потому что этого не должно происходить никогда, ни при каких обстоятельствах.

О конкурсе «Лучший государственный обвинитель»

— Этот конкурс проводился уже в восьмой раз. Конкурс называется «Лучший государственный обвинитель РФ». Первоначально маленькие конкурсы проходят в субъектах. У нас конкурс проходил в Петербурге. Я стала лучшим гособвинителем Санкт-Петербурга в суде присяжных за прошедший год. В последующем были собраны материалы, я вам сразу скажу, что были представлены материалы по уголовному делу Новикова. Так получается, что это дело меня так и не отпускает. Была представлена видеозапись моего выступления, но не в суде присяжных, там съемка запрещена, а отдельно снимали мое выступление, были представлены мои речи и апелляционные представления по другим уголовным делам, в общем, весь спектр моей работы как гособвинителя. Эти материалы первоначально были направлены в управление генпрокуратуры по Северо-Западному округу, туда же были представлены работы, как я понимаю, и других участников из Северо-Западного округа. Экспертная комиссия заочно выбрала меня лучшим представителем Северо-Западного округа, и потом материалы были направлены в генеральную прокуратуру РФ. Туда же поступили материалы в таком же виде из других округов. И в итоге генпрокуратура в этом году выбрала всего девять человек. Раньше был более представительный конкурс — 14-15 человек. Но в этот раз они выбрали, как они считают, сильнейших, которые были в конце мая приглашены в Москву. В столице сам конкурс проходил три дня. В первый день в результате жеребьевки мы получили материалы уголовных дел. У четверых были материалы одного дела, а у пятерых человек — материалы другого дела. Это все настоящие уголовные дела. Там, конечно, были изменены фамилии участников. Мне досталось дело традиционное для подсудности городских судов: там женщина и мужчина обвинялись в том, что они вместе договорились убить мужа женщины. То есть женщина наняла этого мужчину для убийства мужа, и муж был убит. Я получила эти материалы, допустим, в понедельник, во вторник проводился зачет на знание уголовного процесса, уголовного права и на умение найти ошибку в приговоре суда, то есть решение двух задач. И нужно было оценить, хорош или плох приговор суда и требуется ли вносить апелляционное представление. И на следующий день, в среду, с 9 утра уже начались выступления по очереди перед экспертной комиссией. То есть все в таком сжатом режиме. К речи было требование, чтобы это была речь в суде с участием присяжных заседателей и не более 20 минут. Мы выступали перед зрителями, зал был достаточно большой. В состав комиссии входили как сотрудники генеральной прокуратуры, которые тоже занимаются поддержанием гособвинения, так и сотрудники Верховного суда и Московского областного суда, судьи, а также слушатели Академии генпрокуратуры в Москве.

Награда

— Меня наградили внеочередным званием старшего советника юстиции. Если говорить обычным языком — подполковника.

Как отнеслись коллеги?

— Из Петербурга была я одна, из всего Северо-Западного округа я была одна. Но, честно сказать, очень тепло поздравили. Это победа не только моя, это победа Санкт-Петербурга, прокуратуры Санкт-Петербурга.

Рекомендации начинающим гособвинителям

— Знаете, наверное, стоит обратиться к классике — А. Ф. Кони. Потому что, к сожалению, я вижу проблему в суде присяжных: люди смотрят передачи по телевизору, такие как, например, «Час суда» или еще что-то такое, и они ожидают, что в судебном заседании будет происходить все то же самое. Ничего подобного! Часто все очень сильно различается.

Роль ораторского искусства в суде присяжных важна?

— Одна из первых, я считаю. Если ты не умеешь говорить, а только читаешь по бумажке, то у тебя практически нет шансов выиграть.

Вы специально этому учились?

— Я специально этому училась. В театре БДТ есть прекрасный артист Морозов Михаил Леонидович.

Как попали к нему?

— Это произошло совершенно случайно и давно, через знакомых. Просто посоветовали. Сказали, что человек помимо своей основной профессии занимается обучением людей, которым необходимо говорить: депутаты, представители крупных структур. Просто у меня было желание, я нашла этого человека, и он согласился со мной заниматься.

Я работала уже в прокуратуре, но с участием присяжных я только начинала, поэтому у меня возникла такая потребность — научиться свободно говорить.

Откуда черпаете силы в своей работе?

— Меня очень поддерживает семья — моя мама, мой сын, мои близкие, друзья. Я много времени провожу, практически все выходные, со своими друзьями. Они мне дают много поддержки, и все эти люди абсолютно не связаны с юриспруденцией. Поэтому на выходных – ни слова про юриспруденцию. Я занимаюсь спортом. Спорт дает выход отрицательным эмоциям. Я хожу в бассейн и занимаюсь сайклингом.

Творческие хобби?

— Я, к сожалению, мало что умею, что нужно делать руками, то есть я не умею ни рисовать, ни шить, ни вязать, но я очень хорошо готовлю. Можно сказать, что это мое хобби, которому я уделяю практически все выходные. Радую своих друзей.

Какое блюдо у вас любимое или лучше всего получается?

— Шашлыки.

Новости партнеров: