Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

Уличный художник Loketski рассказал о создании «Франкенштейна» и поиске вдохновения

14.08.2019 10:46 472
Стрит-арт художник, который работает под псевдонимом Loketski, превратил непримечательный пустырь на Парнасе в музей под открытым небом. Торчащие из земли сваи и плиты петербуржец превращает в произведения современного искусства. Художник рассказал НЕВСКИМ НОВОСТЯМ, где черпает вдохновение и почему скрывает свое имя.

Парнас — достаточно новый микрорайон Петербурга. Плотная застройка, однотипные высотки, небольшие сетевые магазинчики и кафешки — вот что встречает местных жителей каждый день. Однако этой весной в спальном районе начали появляться необычные объекты. Торчащие из земли цементные блоки на пустыре стали основой для произведений современного искусства.

Художник, известный под псевдонимом Loketski, может преобразить любой непримечательный объект. Не так давно местные жители смогли оценить «Венеру Парнасскую» и ее похищение. Знакомая многим Венера, только с камерой на месте головы, простояла рекордные 52 часа, однако нашлись «поклонники искусства», которые решили забрать ее с собой. С помощью встроенного GPS-трекера художник отследил перемещение своего творения: после небольшого путешествия по Выборгскому району Венера «обосновалась» в одном из домов по улице Кустодиева. В интервью НЕВСКИМ НОВОСТЯМ Loketski признался, что не переживает из-за утраты своих произведений.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

"Венера Похищенная" ???? (перформанс) Простояв на постаменте рекордные 52 часа, в субботу 10 августа, около 13 часов дня скульптура была похищена. Таким образом, диптих "Венера Парнасская" можно считать завершенным. Было бы наивно думать, что одна камера обеспечит охрану удаленного, отдельно стоящего объекта. Поэтому мной были задействованы три дополнительных средства контроля: 1️⃣ Фотограф-волонтер в доме напротив; 2️⃣ Местные жители, каждый час присылавшие фотографии и видео Венеры; 3️⃣ GPS-трекер, скрыто вмонтированный в скульптуру. Фотограф заснял любопытного мужчину, еще в четверг оторвавшего Венеру от постамента. Камера самой Венеры не смогла запечатлеть лица воров. Народный контроль установил, что преступление, вероятно, было совершено гостями из Средней Азии в составе группы из 4-х человек. Трекер показал, что Венера оставалась на пустыре вместе с отдыхающими на нем "любителями искусства" до самого вечера. В 19:11 они двинулись с места, забрав Венеру с собой. Их маршрут пролегал через Шуваловский парк до "Невыгодной матери", которую они не тронули. Парк покинули на автомобиле, выехав на Суздальский проспект, далее по Придорожной аллее, с короткой остановкой во дворе Руднева 30к3, через Сиреневый бульвар к жилому дому по адресу????Кустодиева 10к1, где "Венера Похищенная" находится в настоящий момент. . Этим перформансом я показал, что технические средства наблюдения работают. Даже одна камера до некоторой степени сдерживает правонарушителей. Даже дешевый GPS трекер позволяет отследить путь и местонахождение украденного имущества вплоть до конкретного дома. Чтобы обеспечить полноценную охрану, необходимо больше камер. Пока злодеи нейтрализуют одну, их должна снимать другая. Но главное - петербуржцы показали, что неравнодушны к преступлениям! Мы готовы активно и совершенно добровольно участвовать в охране предметов искусства. Для меня очевидно, что здесь, на окраине города, мы были и остаемся настоящими петербуржцами! Сердечно благодарю всех причастных, весь любимый Парнас. ¡Arte o muerte! Viva la Parnas! ✊????✊????✊???? _________ #питер #питеррешает #этопитердетка #стритарт #стритарт_спб #streetart #street_art #воры #криминал #происшествия #кража #похищение

A post shared by Loketski (@loketski) on

— Где находите вдохновение для создания своих работ?

— Повсюду. Вижу интересный «холст» — плиту, камень, кусок забора или трубы, дом заброшенный. Подхожу, измеряю, фотографирую впрок. Если чувствую, что возникает гармония формы и содержания, возвращаюсь к объекту ночью и преображаю его согласно замыслу.

— Зачастую работы сохраняются только на фото в Сети. Насколько тяжело осознавать, что ваши творения недолговечны?

— Наоборот, я легкость испытываю. Любой художник, как мне видится, должен уметь расставаться со своими произведениями. Дарит он их, продает, или оставляет на улице как я.

— Чем, на ваш взгляд, отличается уличное искусство от вандализма?

— Вандализм — понятие юридическое, стрит-арт — художественное. Если второе нанесено на общественное имущество, то формально может быть квалифицировано как вандализм. В широком смысле вандализм — это порча общественного имущества. Я стараюсь в эту зону не заходить. Выбираю преимущественно бесхозные и бессмысленные объекты, которые в принципе невозможно испортить.

— Не могли бы вы рассказать о перформансе «Венера Похищенная». Вы изначально создавали эту композицию с целью отследить перемещение Венеры после похищения?

— Я изначально создал достаточно соблазнительную с эстетической точки зрения вещь, добавив ей провокационности манифестом. Она как бы всем своим видом говорила: «Ну давай, попробуй, укради меня!». Разбираясь немного в человеческой психологии, я нисколько не сомневался в том, что ее похитят. Оставались только три вопроса: когда, кто и куда? И на все три мне удалось получить ответы разной степени определенности. Работа однозначно удалась.

— К охране одного из творений вы привлекали секьюрити. Не планируете сделать такие акции традиционными?

— Да, был момент в самом начале, когда мне стало жалко, что люди не успели лично застать арт на месте. Его слишком быстро закрасили. И я пошел на повтор, наняв охрану, тем самым искусственно продлил ему жизнь. Но мои личные ощущения были близки к тому, что я создал «Франкентшейна». Оживил мертвого. Сделал нечто противоестественное, нечто противоречащее самой сути стрит-арта. Больше на подобное я не пойду. Украли — ну, ничего! Закрасили — и черт с ним.

Позже жители Парнаса сами стали предлагать свою помощь в охране моих объектов. И я привлек их к наблюдению за "Венерой". Во-многом благодаря их бдительности эта скромная работа превратилась в настоящее зрелище, а скульптура простояла относительно долго для подобных работ. Что касается других форм охраны — не исключаю. При том условии, что каждый раз это будут новые способы, сами по себе имеющие художественную ценность.

— Обращаются ли к вам с какими-либо заказами, просят ли создать что-нибудь для личного созерцания?

— Для личного — нет. Для общественного — поступают регулярно. Если с творческой точки зрения мне это кажется интересным, я берусь.

— Этим летом вы создали несколько объектов в Геленджике. Планируется подобная выездная работа в дальнейшем?

— С недавних пор стрит-арт стал моим вторым «Я». Теперь где я, там и он. Я в Геленджике, стрит-арт в Геленджике. Я в Черногории — стрит-арт в Черногории. Надеюсь, этот список будет стремиться к бесконечности.

— Каких творений ждать в ближайшем будущем?

— Актуальных и неожиданных. Вовлекающих в удивительную игру под названием «современное искусство» .

— В Сети ваша персона достаточно популярна. Почему до сих пор сохраняете анонимность?

— Надеюсь, все же не моя персона, но мое творчество получает высокую оценку. Во многом ради этого и работаю под псевдонимом, не раскрывая личности. Не хочу, чтобы какие бы то ни было стереотипы мешали людям воспринимать искусство само по себе, без привязки к моему образованию, профессиям, возрасту, статусу, росту, весу и цвету волос.

Автор: Анна Карпова
Материалы по теме: