Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

«Юра, прости нас!» или «Юра, мы исправляемся»? Россия отмечает День космонавтики

10:12 12.04.2015 1349
Санкт-Петербург, 12 апреля. Сергей Авдеев – 74-й по счету космонавт России после первого в стране и мире Юрия Гагарина. Но важен ли этот порядковый но
АвдеевСанкт-Петербург, 12 апреля.

Сергей Авдеев – 74-й по счету космонавт России после первого в стране и мире Юрия Гагарина. Но важен ли этот порядковый номер, если на планете больше семи миллиарда жителей, из которых в космосе были всего пятьсот человек? Пятьсот смельчаков разных национальностей, которые увидели старушку-Землю из окна иллюминатора и окинули взглядом часть Вселенной. Один из этих людей, Герой России, летчик-космонавт, десять раз выходивший в открытый космос ответил на вопросы НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ в День космонавтики. Во время «Недели космоса» петербургский планетарий наводнен детьми. На лекцию Героя России, летчика-космонавта Сергея Авдеева набивается полный зал школьников и даже зрителей помладше. Пока показывают планеты и созвездия, малыши скучают и балуются фонариками и телефонами, зато, как только настоящий космонавт, побывавший ТАМ, начинает говорить о космосе, воцаряется тишина, которой могут позавидовать школьные учителя. После лекции Сергей Авдеев отвечают на вопросы, а школьники не могут усидеть на местах и с поднятыми руками окружают его несколькими кольцами, засыпая вопросами. «А вы запускали в космос котов?»/ «А медуз?»/ «Что стало с пшеницей, которую вы выращивали в невесомости?»/ «Вы видели метеориты?»/ «А есть ли в космосе день и ночь?»/ «Как вы праздновали дни рождения?»/ «А как вы спали?»/ «Где нужно учиться, чтобы стать космонавтом?»… – Я заметил, что сейчас у детей появился интерес к космосу. 90-е наложили какой-то отпечаток на детей: не было вопросов никаких. Рассказываешь про космос – а они ничего не спрашивают. Интереса у аудитории не было. Сейчас что-то меняется: может быть, другое поколение родилось, и сами они по себе дети интересуются, и родители им что-то рассказывают, и такая площадка как Планетарий существует. Даже разовое посещение людям запоминается, а интерес, который здесь зарождается, отпечаток оставляет на всю жизнь. – Сергей Васильевич, как Вам кажется, у современных детей есть мечта стать космонавтом? И откуда такая мечта берется? – Я могу такую историю рассказать. Летали в космос с Томасом Райтером, полгода вместе работали, за это время много историй рассказывали. И он говорит: «Меня отец когда провожал,  интересный подарок преподнес перед стартом. Я был школьником в 70-е, когда американцы полетели на Луну, и написал письмо Армстронгу . И прежде, чем его отправлять, показал отцу. Он его прочитал и говорит: «Ну как так – здесь запятую пропустил, тут окончание… иди перепиши». Томас переписал, отправил, естественно никакого ответа нереально ожидать было. Но отец черновик сохранил и когда Томас полетел в космос, показал ему это письмо – вот твоя мечта, где она была. У меня не было такой мечты, мне она казалась слишком заоблачной, чтобы ее осуществить. Просто так сложились обстоятельства, появилась такая возможность, и я ее увидел. – Как после космоса живется на Земле? После того, как узнаешь другие масштабы Вселенной? – Конечно, это все по-другому начинает восприниматься. Знаю, что после лунных полетов американцев очень многие астронавты ушли в религию, в другое мироощущение и мировосприятие. В религию и теологические понятия о происхождении жизни. – Вы можете объяснить, почему? – Это и масштабы, и то, что со стороны смотришь на все происходящее и воспринимаешь саму жизнь со стороны. Начинаешь воспринимать ее как бы снаружи. Но это очень сложно словами прагматичными описать, это невыразимое. Как и сложно сказать, что самое красивое в космосе. Вот у человека заложено внутри – можно бесконечно долго смотреть на огонь, потому что он не имеет повторений. На Земле тоже постоянно разные краски: повторения предыдущей картинки ты никогда не найдешь, и это завораживает. – Какая сейчас обстановка в освоении космоса? – Сейчас ситуация следующая. Пилотируемая космонавтика – вечная площадка для критики. С одной стороны, она понятна, с другой – вечна. Мы живем в мире прагматизма, и в нем мечтать нельзя: с мечтами можешь не выжить. Это заставляет людей задавать вопросы и ждать конкретные ответы – а что вот эта вся деятельность в области пилотируемой космонавтики прямо сейчас нам принесет? Когда тот же Гагарин полетел, таких вопросов не задавали. Там были свои вопросы, и они не касались прагматичности – сколько картошки будет расти после старта Гагарина и нужно ли тратить усилия на это? Но в наш век прагматизма мечты отторгаются и не воспринимаются. В прагматичной Европе этот вопрос до сих пор стоит: как европейцам объяснить целесообразность полета? Ссылка на то, что сейчас мы вкладываем в это действие, а потом через 10-20 лет получим результат, сложно воспринимается – у людей пятилетний план на жизнь. – В интернете популярна такая фотография: на бронзовом бюсте Юрия Гагарина написано от руки «Юра, прости, мы все про…», протеряли, если цензурно. Эта надпись перечеркнута, и ниже: «Юра, мы исправляемся». Как Вы думаете, мы ближе к какой надписи сейчас? – Не могу сказать, что либо туда, либо сюда. В самом начале, когда мы приступали к освоению космоса, каждый шаг был очень динамичным. Вчерашний день явно отличался от предыдущего. Полетели животные, потом первый космонавт, потом женщина, потом не один, а двое, потом на сутки, потом на месяц. Потом они не просто летают, а имеют возможность стыковаться – это тоже новое. Потом новые полеты, потом в новом объеме… Сейчас, если брать пилотируемый космос, то все замерло на таком этапе крупных понятных полетов – они совершаются сегодня на регулярной основе, они постоянные, и яркого эффекта новизны в них нет. Соревновательность немного ушла на второй план, а людям же неинтересно без нее. Сейчас появляются новые площадки для освоения, к изучению космоса подключается больше стран. У американцев есть вполне разделяемый лозунг: «Кто владеет космосом, тот владеет миром». Может, сказано с имперских позиций, но по-крупному – так и есть. Знания, добытые там, помогут на Земле. Поэтому туда стоит вложить. У нас сейчас снова появляется интерес к космической деятельности. Насколько это будет востребовано – время покажет. Но даже эти многочисленные детские вопросы в Планетарии – даже они дадут свои плоды.  

Новости партнеров: