Дело Лялина: чудо-переезд и губительное бездействие Минобороны

14.04.2015 18:14 952
Санкт-Петербург, 14 апреля. Василеостровский районный суд допросил Александра Швирикасова – одного из фигурантов по делу о переезде Военно-морского му
lyalinСанкт-Петербург, 14 апреля.

Василеостровский районный суд допросил Александра Швирикасова – одного из фигурантов по делу о переезде Военно-морского музея из здания Биржи в казармы на площади Труда. Подсудимый вину свою признавать отказался, а действия Министерства обороны РФ назвал чудовищной безответственностью из-за которой «гибли люди». Вместе с тем, Швирикасов сделал довольно любопытное заявление о том, что госконтракт по переезду, который два года назад был признан сорванным, вообще по сути не имел точных сроков, передает корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ из зала суда. С Военно-морским музеем у Александра Швирикасова уже давно были тесные отношения. Оказывается,все его детство прошло в старом Военно-морском музее, поскольку его дед, капитан второго ранга, имел честь там работать. На момент заключения госконтракта с Министерством обороны РФ компания «НЕВИСС-Комплекс», по словам подсудимого, была единственной из тех, кто имел международный сертификат системы качества и лицензии для работы со спецхраном, а в штате работали сотни проектировщиков. «Техническое задание переезда музея стоило 2,4 млрд рублей и подразумевало под собой создание общественно-политического центра Минобороны РФ. Но из-за экономии и недостатка компетенции финансирование было сокращено до 980 млн рублей», – повествовал Швирикасов. Больше того, по словам подсудимого, работы по переезду Военно-морского музея начались задолго до того, как между «НЕВИСС-Комплексом» и Минобороны РФ был заключен государственный контракт. А вот уже после подписания договора и в рамках подготовки коллекции к переезду выяснилось, что казармы абсолютно не подготовлены к тому, чтобы стать новым ЦВММ. «В ходе работ выяснилось, что нужно устранить более 500 дефектов в новом здании. А у заказчика, то есть у Минобороны, отсутствовали возможности обеспечить необходимые штаты для охраны нового комплекса, так что мы выполнили и эти дополнительные работы», – отметил Швирикасов. Иными словами перед исполнителем возникли сложности, которые госконтрактом предусмотрены не были. «Пунктами контракта было предусмотрено пролонгирование договора. Прошу меня оправдать, так как мы с коллективом самоотверженно выполняли работы. Цена контракта была фиксирована, однако, в соответствии с законодательством, она могла быть увеличена на 10%. Ежемесячно нужно было составлять подробные доклады о ходе работ. Ваша честь, 200 телекамер и две вебкамеры транслировали все работы. Повторю, переезд начался задолго до подписания контракта. Так что, фактически, контрольной даты нет. В контракте четко указана связь условий и сроков. Перевозить коллекцию в неподготовленное здание было не менее преступно. Там бы пошло заражение экспонатов. Нам пришлось выделить отдельные средства, кое-какие реставрационные работы продолжаются до сих пор» – подчеркнул подсудимый. Что касается отношений между директором «НЕВИСС-Комплекс» и Андреем Лялиным, то, отмечает Швирикасов, никакого пособничества экс-главе ЦВММ фигурант оказывать не мог по определению, так как Лялин не являлся представителем юридической стороны и не мог влиять на финансирование работ. «Мы познакомились с Лялиным в 2010 году и отношения у нас складывались рабочие. Был период, когда мы с ним встречались каждый день. Например, в дни приемки и размещения коллекции новом зале. Был и такой период, когда у меня начались проблемы и я работал грузчиком в оружейных фондах. Там мы тоже виделись с Лялиным регулярно», - рассказывал Александр Швирикасов. В соответствии с государственным контрактом, заявил подсудимый, работы принимали три чиновника из Минобороны РФ - Дашкин, Масютенко и Казакевич. Часть актов выполнения работ выполняла рабочая группа от «НЕВИСС-Комплекс» совместно с хранителями музея. Это, подчеркнул фигурант, визировалось Сергеем Масютенко. На основе актов, по котором федеральное ведомство переводило деньги исполнителю, готовилось гарантийное письмо. Их готовили Масютенко и замминистра обороны РФ Панков. «Задача перед Лялиным была поставлена невыполнимая. Проблема была с недофинансированием, работники приходили в музей буквально когда хотели, и еще им было лет под 80. Что касается меня, то я просто хотел восстановить память своего деда и выполнить комплексный проект, который до меня еще никто не делал. Но, к сожалению, случилось то, что случилось», – рассказывает Швирикасов. Подсудимый также уверен и в том, что ему все же удалось совершить уникальную работу. И Лялин, подчеркивает Швирикасов, тоже делал все возможное для благополучия музея, просто у бывшего директора ЦВММ не было на это достаточно денег. Что касается 56 млн рублей, которые фигурируют в обвинительном заключении в качестве взятки от директор «НЕВИСС-Комплекс» Лялину, то и здесь фигурант дал интересное пояснение. «Для оплаты труда представителей музея Лялину нужны были деньги, и я подтверждаю, что дал ему 56 млн рублей на оплату грузчиков. В той чудовищной обстановке бездействия Минобороны гибли люди, а то, что было сделано нами – буквально чудо», – резюмировал Александр Швирикасов. На следующем заседании в Василеостровском районном суде будет допрошен основной герой уголовной пьесы, экс-директор «военно-морского лувра» Андрей Лялин. Читайте по теме: Фигурант дела Лялина о переезде ЦВММ: Несмотря на чудовищную безответственность Минобороны, мы сделали чудо

Новости партнеров: