Депутат Законодательного Собрания Петербурга Марина Шишкина: «Если законы не соответствуют реальной жизни, их нужно менять»

08.03.2014 07:30 716
Школьная лихорадка прокатилась по родителям первоклассников, заодно зацепив и

Шишкина М.А.Школьная лихорадка прокатилась по родителям первоклассников, заодно зацепив и школьный персонал, и самих детей. Мамы и папы, чьи сыновья и дочери дорастут до школы только через несколько лет, заранее впадают в депрессию: неужели так будет всегда? Этот вопрос, а также несколько других – не менее острых, корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ задал депутату Законодательного собрания Санкт-Петербурга Марине ШИШКИНОЙ. Многим петербуржцам она известна, прежде всего, как декан факультета журналистики СПбГУ: на этом посту Марина Анатольевна работала в течение 15 лет, с 1995 по 2010 год. Наша беседа состоялась на неделе, предшествующей Международному женскому дню 8 марта. 

- Марина Анатольевна, когда составлялись поправки к закону, задумывались ли его разработчики о моральной стороне вопроса? Ведь и родители, и дети испытывают огромный стресс из-за гонки с записью в школы.

- В прошлом году, когда первоклассников принимали только по прописке, подавляющее большинство родителей были возмущены. И понять их можно. Например, ребенок прописан у бабушки в Купчино, а живет с родителями в Приморском районе. По правилам прошлого года такого ребенка в школу рядом с домом не могли принять. Множество проблем было со спецшколами: по прописке ребенок должен идти в физико-математическую, а он явный гуманитарий. И еще в прошлом году по-новому «нарезали» микрорайоны. Из-за этого ребенок почему-то должен был идти не в ближайшую к его дому школу, а через две дороги.

Мы с коллегами внесли поправку, отменяющую так называемое «крепостное право». Однако, к сожалению, в этом году вновь возникли организационные проблемы. Все родители должны были одновременно встать на старт и побежать, как на Олимпиаде. Кто первый добежал, тот в школу записался. Это неправильно. И дело тут не только в поправках к закону – механизмом записи занимается исполнительная власть.

Мне кажется, что запись нужно делать по-другому, никто не запрещает нам усовершенствовать ее процедуру. Необходимо сделать так, чтобы запись осуществлялась в течение года, может быть, даже двух лет. Чтобы, пока ребенок подрастает, родители могли спокойно выбрать школу. А чиновники бы, со своей стороны, мониторили, какие школы популярны, какие нет, сколько людей куда записалось. Вот такое предложение мы делаем.

Мне говорят, что в законе этого нет, но вы же понимаете: законы – это то, что на бумаге. Если законы не соответствуют реальной жизни, их нужно менять.

- После истории со стрельбой в школе многих родителей, да и просто заинтересованных граждан, волнует вопрос: будут ли введены какие-то меры по психологической поддержке школьников?

- Я считаю, что в основном за воспитание ребенка ответственна семья. Я сожалею о том, что в нашей школе мы многое потеряли. Когда мы учились, школа занималась воспитанием. И как она это делала? Мы собирали макулатуру, занимались общественно-полезным трудом. Кружки были бесплатными. И в школу, и из школы мы ходили сами. Что сегодня? Бесплатных кружков нет. Общественно-полезного труда нет. Родители встречают школьников, потому что за детей страшно. И учителя, и школа тут вряд ли виноваты. К сожалению, сегодня учителя оказались ограничены в своих правах. Если педагог попробует наказать ребенка, сказать ему что-то строго, его же и уволить могут. Вы помните, раньше классные руководители приходили к ученикам домой, чтобы поговорить с родителями. Они говорили: «Я тревожусь». Сейчас это невозможно – обвинят в коррупции. Воспитывать ребенка учителя теперь могут только с согласия родителей, причем письменного. Конечно, во многом учителей заставили опустить руки.

- А почему это произошло?

- Потому что такая сформировалась система. Теперь ученик прав даже тогда, когда не прав. Я считаю, это неправильно. Мне кажется, должен быть баланс в воспитании. В первую очередь у учителя должен быть контакт и с детьми, и с родителями, чтобы, если педагог замечает что-то тревожное в поведении ребенка, он мог обратить на это внимание его семьи. Ну и родители, конечно, должны помнить, что воспитание – это все-таки их дело. Я так считаю.

А возвращаясь к стрельбе в школе, думаю, что это не имеет национального оттенка: такое было в Америке, было и в Европе – например, в Норвегии. Возможно, это связано с тем, что в обществе много агрессии. Включите телевизор, посмотрите – там одни убийства. Тут и взрослый от такого агрессивного фона может заболеть, что уж говорить о ребенке.

- Недавно завершилась программа «Толерантность», призванная, прежде всего, способствовать решению межэтнических проблем. Как, по-вашему, осталась ли эта проблема в школах?

- Вы знаете, я во все эти программы не очень верю. Я русский человек, но выросла в очень многонациональной среде. Я училась на факультете журналистики, где были представители всех национальностей. В моей большой семье тоже есть люди разных национальностей. Моя ближайшая подруга – мусульманка. И я считаю, что толерантность не программами достигается, а постоянным уважением к людям разных национальностей, без разделения. Для меня вообще разделение по национальному признаку невозможно. Можно делить людей на умных и глупых, честных или нечестных, и национальность здесь совсем ни при чем. Поэтому все национальные разговоры – это признак страшной дремучести, признак того, что с обществом что-то не то. «Национальная карта» достается тогда, когда нужно отвлечь нас от других проблем, когда нужно найти внешнего врага, то есть человека другого вероисповедания, другого места жительства, человека, чем-то отличающегося от нас. Поэтому я не верю в программы толерантности.

- Вернут ли приоритет приема для братьев и сестер? Я имею в виду ситуацию, когда родители хотят отдать своего младшего ребенка в ту же школу, где уже учится старший.

- Надеюсь, этот приоритет вновь вернется. Сейчас мы хотим внести эту поправку в закон, чтобы дети из одной семьи могли учиться вместе.

- Давайте немного отвлечемся от образования и политики. Одно из главных событий этой недели – разумеется, праздник 8 марта. Марина Анатольевна, скажите, как Вы к нему относитесь?

- К 8 Марта я отношусь как к уже сложившейся традиции. А еще для меня этот день – дополнительная возможность побыть с семьей, пообщаться с детьми.
Новости партнеров: