Эксперт о праве преступников на усыновление: Нельзя всю жизнь судить человека по одному проступку

07.05.2015 16:24 425
Санкт-Петербург, 7 мая. Представители юри
Санкт-Петербург, 7 мая. Представители юридической сферы, которые по долгу службы регулярно общаются с преступниками, сошлись во мнении, что тем, кто уже понес наказание за совершенное преступление следует дать право на усыновление детей. Корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ обсудил с адвокатами двух разных поколений возможность усыновления бывшими заключенными детей из детдома. В Семейном кодексе начали действовать новые поправки № 101-ФЗ в статью 127,  касающиеся усыновления. Теперь, лица, имевшие судимость либо подвергавшиеся уголовному преследованию за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности, против семьи и несовершеннолетних, против здоровья населения и общественной нравственности, против общественной безопасности, относящиеся к преступлениям небольшой и средней тяжести, могут выступать усыновителями, если судом такие лица будут признаны не представляющими опасность для жизни, здоровья и нравственности усыновляемого ребенка. Под поправки подпадает любой человек, отсидевший за кражу, грабеж, мошенничество, разумеется, не в крупных размерах и любое другое преступление, не переваливающее по наказанию за пять лет лишения свободы.

Теперь суд при вынесении решения об усыновлении ребенка лицом, ранее привлекавшемся к уголовной ответственности и преследованию, должен учесть все обстоятельства совершенного деяния: срок, прошедший с момента совершения преступления, форма вины и обстоятельства, характеризующие личность, в том числе поведение такого лица после совершения деяния, и иные обстоятельства в целях определения возможности обеспечить усыновляемому ребёнку полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие без риска для жизни ребенка и его здоровья.

«Есть принцип, признаваемый всем человеческим обществом: наказывать полжизни человека за совершенное преступление нельзя. Государство таким правом не обладает. Нельзя сказать «ты совершил преступление и через 28 лет мы не дадим тебе усыновить твоего осиротевшего внука», – говорит адвокат Юрий Новолодский в беседе с корреспондентом НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ. – Человек, отбывший наказание мог стать героем, мог совершить подвиги. Это было многократно во время ВОВ. Люди проявляли чувства человеческой доблести, любви к Родине, самопожертвования во имя товарищей. Но ранее они были судимы за подобные преступления. Государство вводит контроль, оно как бы говорит «Смотрите! Есть те, которые могут исправиться! Давайте не будем лишать всех, давайте решать избирательно. Если человек совершил деяния, отбыл наказание и теперь претендует на роль усыновителя, мы судом рассмотрим, нет ли препятствий  к тому, чтобы не давать право на усыновление. Мы рассмотрим тщательнейшим образом и установим, если можно, то вы усыновите ребенка, а если нет – встанем горой и оградим ребенка от возможного неблагоприятного воздействия».

Юрий Новолодский считает, что подписав эти поправки, государство сделало огромный шаг вперед. «Государство умно подошло к этому вопросу. Они очень широко заводят невод в отношении всех тех, кто совершил преступные деяния, а потом это предметно разбирается, кому можно, а кому нельзя. Во всех религиях есть элемент раскаяния, – сказал Юрий Михайлович. – Я в своей жизни защищал 12 человек, приговоренных к расстрелу, из которых расстреляли двоих, остальных мне удалось освободить и я как никто другой знаю, как люди раскаиваются и как осуждают свое собственное деяние. В своих словах я не сомневаюсь ни на минуту. Тем более, что раньше вообще не было контроля за усыновлением. Отбыл наказание, можешь взять ребенка. А теперь государство поставило дополнительный фильтр. Это безусловный шаг в сторону разумного охранения детей». Такого же мнения придерживается и петербургский юрист Артем Баконин. «Если в процессе процедуры усыновления будут представлены доказательства, которые будут говорить о том, что человек совершил преступление, но в настоящее время он может, готов и достоин того, чтобы усыновить ребенка, значит, будет принято решение судом, – говорит в беседе с корреспондентом агентства Баконин. – В любом случае, решение может быть обжаловано. Я не вижу в этих поправках ничего криминального и согласен с Юрием Михайловичем. Это цивилизованный подход. Когда человек совершил убийство и, отсидев, вышел на свободу и к пенсии собрался усыновить ребенка, это не значит, что он берет этого ребенка с целью убивать, он просто хочет его усыновить. Я знаю человека, который будучи военным за измену жены с другом, отрезал этому другу голову, а тело расчленил и выбросил. После этого он пришел и сдался полиции. Отсидев 10 лет, он решил усыновить ребенка, и он усыновил мальчика из детдома. Он осознал то, что сделал. Работа над собой в зоне позволяет человеку стать более развитым морально и духовно». К преступлению средней тяжести относится ст. 134 ч 1 УК РФ «Половое сношение с лицом не достигшим 16-летнего возраста, совершенное лицом, достигшим 18-летнего возраста». Если молодой человек, которому от 18 до 30 смог позволить себе заняться сексом с 15-летней девочкой, его осудили на общественные работы или лишение свободы, предусмотренные данной статьей, а потом он захочет взять на воспитание ребенка, скажем девочку. Где гарантия, что у него не возникнет желания заняться сексом и с ней? «Я категорически против любой формы проявления педофилии, выступаю за нормальные семейные ценности. В этом случае суд должен будет досконально рассмотреть и изучить всю историю этого гражданина. Только суд с помощью прокуратуры, уполномоченного по правам ребенка, органов соцапеки и ПДН могут вместе взвесить все за и против и решить, можно конкретному человеку доверить воспитание ребенка, – уточняет Баконин. – Есть вероятность, что у человека, которому доверили ребенка, случится рецидив, и он совершит новое преступление и может втянуть в преступную деятельность ребенка, но для этого и есть суд, который должен решить. Суд должен будет подумать дважды и проделать колоссальную работу, а также провести беседы с психиатрами и психологами, чтобы установить, способен ли человек на срыв и способен ли потащить усыновленного ребенка за собой «в пропасть». Самое главное о чем должно думать государство – это интересы ребенка, ни детского дома, ни потенциального усыновителя или органов соцопеки. В результате неправильных действий высших органов может пострадать ребенок. Физические травмы со временем заживают, а моральные остаются на всю жизнь. Кроме того, нужно учитывать фактор – как общество. Если в школе, в которую отдали ребенка, узнают что новые папа или мама сидели за грабеж или мошенничество, над ребенком могут организовать травлю.
Новости партнеров: