От первого лица: боец «Беркута» рассказал всю правду о Майдане

13.03.2014 14:37 553
На сегодняшней встрече с журналистами еще не до конца оправившийся от ран

Всеволод ОрловНа сегодняшней встрече с журналистами еще не до конца оправившийся от ран молодой боец «Бекрута» Всеволод Орлов, прибывший в Петербург 11 марта вместе с отцом,  рассказал от первого лица, как все происходило на Майдане в момент наивысшего обострения гражданского противостояния.

27-летний прапорщик Орлов участвовал в украинских событиях с первого дня, еще с ноября. Он подтвердил, что до 18 февраля у здания Верховной Рады проходили вполне спокойные митинги, ожесточенных сваток до этого не было. Настоящий ад начался 18 февраля в полдень. В 12 часов проходило заседание Рады, на котором ставился вопрос о возврате Конституции 1994 года. Примерно в это время началось нападение радикалов на правительственный квартал. «Началось организованно и сразу со всех сторон», – говорит боец «Беркута».

Всеволод Орлов вместе с другими сотрудниками крымского «Беркута» в этот момент находился рядом с Верховной Радой в Мариинском парке. В них летели бутылки с зажигательной смесью, сразу же были подожжены автобусы, в сотрудников «Беркута» стреляли из огнестрельного оружия. «Стреляли по ногам, было много травм. Ребята останутся инвалидами, – рассказывает Всеволод Орлов. – Нас закидывали «Коктейлями Молотова». В Мариинском парке у меня дважды загоралась форма». В ходе этих событий Всеволод Орлов был ранен: открытый перелом руки и контузия. Его товарищ, прапорщик Фелюкин, стоявший сразу за его спиной, был убит.

Орлов уверен, что действия радикалов на Майдане были спланированы и должны были быть кем-то оплачены, ведь у этих людей постоянно была еда, палатки, подвозились составляющие для взрывных устройств с поражающими элементами. Во время противостояния выяснилось, что у агрессоров в достатке имеется огнестрельное оружие.

В свою очередь, крымский «Беркут» был вызван в Киев для обеспечения общественного порядка. Эти действия не подразумевают применение оружия, разгон, применение спецсредств. Все табельное огнестрельное оружие оставалось в оружейной комнате в Крыму. На Майдан крымский «Беркут» выехал только с травматическим оружием.

Раненый Орлов рассчитывал попасть в госпиталь Министерства обороны: «Мы понимали прекрасно, что если мы попадем в гражданскую больницу, то ночью могут прийти радикалы и просто перебить раненых. Но получилось так, что мы попали в простую городскую больницу. В эту больницу свозили только сотрудников милиции и внутренних войск. Когда я попал туда, от приемных покоев до кабинета врача все было в крови. Люди были разной степени тяжести. Это все всплывает перед глазами: руки оторванные, ноги… А самым страшным было попасть в плен. Честно. В 12 часов я понял, что по нам стреляют, и когда мы пошли на штурм, я думал только, чтобы не остаться инвалидом и не попасть в плен. Все».

На ожидаемо прозвучавший от журналистов вопрос о референдуме в Крыму и личном отношении к его проведению, Орлов ответил прямо: «Признают его, не признают – главное, что у нас население хочет, чтобы произошел референдум. Я хочу, главное, чтобы он прошел мирно. Чтобы не было никаких провокаций. Потому что часть радикалов, наверное, все-таки попала в Крым, хоть мы и пытались их отсечь».

Крым смотрит на Россию с надеждой и уверенностью в поддержке, однозначно не принимает новую бандитскую власть в Крыму, однако презрительного отношения к своему президенту, даже считая его власть на настоящий момент абсолютно легитимной, не скрывает никто. «Президент Украины Янукович не ставил в известность людей, стоящих на передовой, о своих действиях. Он просто позорно ретировался. Это на его совести. Крымский «Беркут» защищал не Януковича, а народ Украины», – высказался отец прапорщика Орлова, очевидец событий на Майдане Валентин Орлов.

В ходе интервью прозвучала информация также о том, что нынешняя украинская армия, финансово ослабленная еще до столкновений, в настоящий момент «деморализована, не имеет нормального вооружения, как и идеологической подоплеки, чтобы вставать на защиту своего народа».

Примечательно, что несмотря ни на что, ни на ранения и угрозу жизни, ни на вполне реальную возможность не покидать Россию и остаться, например, в Петербурге,  прапорщик Орлов однозначно заявляет: «Я не хочу оставаться здесь и хочу вернуться домой, к своим землякам. Продолжить службу в своем подразделении. Я хочу служить в Крыму, у себя на родине, и защищать своих сограждан».

Фото: Виктор Сухоруков/ НЕВСКИЕ НОВОСТИ

 

Новости партнеров: