Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

Осматривающие спасенного из воды Наполеона-расчленителя врачи приняли его за психа

14:51 22.06.2020 552
Фельдшер рассказал о странных перепадах настроения Соколова в ночь избавления от останков Ещенко. Во время судебного заседания 22 июня свидетель отметил, что его удивила такая перемена — от буйного неуравновешенного до адекватного преподавателя вуза.

22 июня над Наполеоном-расчленителем Олегом Соколовым прошло очередное судебное заседание по делу о жестоком убийстве его возлюбленной аспирантки Анастасии Ещенко.

Врач реаниматолог-анестезиолог городской станций скорой помощи, который выступил свидетелем на заседании, рассказал, как он запомнил ту ночь, когда Соколова вытащили из реки Мойки и оказывали помощь как пациенту с переохлаждением. Сначала из-за неадекватного поведения Соколова врачи не могли его раздеть, чтобы оказывать первую помощь. На некоторое время свидетель даже подумал, что историк в целом имеет психическое отклонение.

«На момент снятия куртки, из, наверное, левого кармана, был виден пистолет, по виду боевой. Учитывая его состояние: Мойка, пистолет, запах алкоголя... мы подумали, что у него психиатрическое отклонение», поделился анестезиолог.

Это было похоже на обычный вызов — человек упал в реку, это не из ряда вон выходящий случай. По приезде врач увидел бригаду скорой помощи и сотрудников МЧС и полиции. Соколов сидел в машине скорой. Бригада рассказала реаниматологу, что тот упал в холодную воду и получил переохлаждение. На момент осмотра подсудимый Соколов был в возбужденном состоянии, неадекватен, не оценивал окружающую его обстановку.

«Мы связали это с переохлаждением. Он кричал несвязанные слова. Что-то в духе „Не трогайте меня, не подходите“. Сопротивлялся осмотру. Мы должны были его уложить на носилки — он держал рюкзак и не хотел расставаться. Пытались отобрать, потому что надо было оказать помощь. Снимая куртку, нам удалось избавиться от рюкзака»,  рассказал свидетель.

Реаниматологи успели обратиться к полиции, которые собирались уезжать, ведь на первый взгляд ничего важного больше не происходило. Свидетель рассказал полиции о пистолете. Сотрудник осмотрел его и сказал, что похоже на травматический. Потом он расстегнул рюкзак и увидел в нем полиэтиленовый сверток. Он развернул пакет и отшатнулся — там были отрезанные руки.

После страшной находки Соколова пристегнули к носилкам наручниками. Но разбираться пока времени не было — историку срочно нужна была помощь как пациенту с переохлаждением. Врач отметил, что, вероятно, сам Соколов не понимал на тот момент, что его рюкзак открывали.

«По дороге мы с ним не разговаривали. Мы доставили его в стационар и переложили в отделение экстренной медпомощи. Больной согрелся, успокоился. Он стал адекватным, что меня удивило… Последнее, что мне надо было сделать, — выяснить обстоятельства, просто формальность. Я подошел, спросил, а что случилось. Он вполне спокойно, нормально сказал, что он преподаватель университета, выпивал с друзьями офицерами, после чего пошел прогуляться. Увидел, что в Мойке плывет рюкзак, и заинтересовался содержимым, решил достать и упал в воду», — резюмировал слова Соколова свидетель.

Врач отметил, что если бы они не знали, что произошло в машине полиции, то даже бы и не заподозрили о случившемся. Сам Соколов, когда пришел в себя, даже не интересовался о своих вещах.

После показаний свидетеля отпустили. Следующее заседание пройдет 26 июня.

Напомним, 9 ноября прошлого года в Петербурге задержали историка СПбГУ Олега Соколова во время попытки выбросить в реку на набережной Мойки отрезанные женские руки. Позже в его квартире нашли останки человека. Самого доцента доставили в Мариинскую больницу с переохлаждением, где он дал показания следователям. Жертвой стала аспирантка вуза.

Автор: Дарья Колаш
Материалы партнеров: