Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

Решение КГИОП по старинной кладке на Римского-Корсакова порадовало не всех

04.08.2020 17:50 482
Битва за историческую брусчатку во дворе дома-памятника на проспекте Римского-Корсакова продолжается. Совещание в КГИОП, на котором решили сохранить оставшийся участок старинного мощения лишь после демонтажа и прокладки гидроизоляции, только подлило масла в огонь. Часть жителей и примкнувшие к ним активисты-градозащитники оказались возмущены таким решением. Другие же, напротив, посчитали проект КГИОП весьма удачным и не принимают точку зрения своих оппонентов.

Все началось в середине июля. Во время ремонта во дворе сняли асфальт. Под ним обнаружили два участка исторического мощения: прямоугольная плитка датирована 1930-м годом, а булыжная кладка — второй половиной позапрошлого века. С находкой рабочие особо не церемонились, хотя и были обязаны сообщить о ней в КГИОП или местную администрацию. Камни накидали в грузовик и увезли в куда подальше. Позже, как на месте нам рассказали активисты, несмотря на предписание комитета, работы продолжились.

В минувшие выходные из-за этого даже состоялась стычка между градозащитниками и компанией крепких ребят, которых, по словам активистов, подослали подрядчики. На место потасовки прибыла полиция, которая продолжила дежурить во дворе уже после конфликта. После того, как все утихло, правоохранители попросили активистов дождаться совещания в КГИОП, на котором решат судьбу исторической брусчатки.

Источник видео: официальная страница Санкт-Петербургского городского отделения ВООПИиК

Заседание, в последствии перенесенное на один день, прошло в закрытом формате. В нем приняли участие руководители КГИОП, глава Адмиралтейского района Светлана Штукова, глава МО «Адмиралтейский» Евгений Барканов, представители городского отделения Всероссийского общества охраны памятников и Водоканала.

По итогам совещания КГИОП постановил демонтировать брусчатку, после чего сделать гидроизоляцию, а затем вернуть мощение на прежнее место, заблаговременно пронумеровав камни по порядку. Однако такое решение пришлось по душе не всем участникам заседания. ВООПИиК не приняло инициативу комитета.

«Наши позиции с КГИОП расходятся. Реализация принятого проекта вряд ли посодействует сохранности исторического мощения. Мы опасаемся, что в этом случае у нас не останется ни одного подлинного фрагмента. Перебрать кладку и провести гидроизоляцию по государственному контракту доверят тому же подрядчику, который все уничтожил. Вряд ли у них хватит компетенции для проведения таких работ. Если здание признано памятником, то этот статус относится и к его двору», — высказал свою позицию заместитель председателя петербургского отделения ВООПИиК Александр Кононов.

Он добавил, что за сохранность исторического мощения проголосовали 12 жителей дома. Правда, с их мнением согласны далеко не все соседи. И у них тоже есть серьезные аргументы. 

Двор превращается в болото

«КГИОП предложил очень хорошую идею. Нам нужна гидроизоляция. Подвал дома заливает. Обнаруженный участок и так сохранят», — ответил местный житель, представившийся Сергеем.

Еще один оппонент активистов-градозащитников по имени Егор полагает, что слово «конфликт» к этой ситуации неприменимо. По словам мужчины, за сохранность брусчатки в первозданном виде выступило меньшинство жителей, а остальных соседей волнуют совсем другие проблемы.

Яма с водой, подтапливающая дом-памятник

«Тут только один за сохранение агитирует — Володей зовут. Остальные все — какие-то активисты, которые здесь даже не живут, поэтому не понимают всей ситуации. Пиарятся они, что ли?! Давайте теперь каждый камень памятником признаем! У нас весь подвал водой заливает. Нам очень нужна гидроизоляция. Я вообще за то, чтобы все сделали по изначальному проекту. Если протечки продолжатся, то с наступлением холодов все трещинами пойдет. Дом важнее, чем какие-то булыжники. Активисты, что ли, будут нести ответственность, если здание начнет разваливаться», — поделился мнением Егор.

Действительно, дом-памятник сейчас находится в не самом удовлетворительном состоянии. Внутренний двор постепенно превращается в грязное болото, под фундамент протекает вода, балконы обтянуты строительной сеткой, а по стенам пошли трещины. Надеемся, что КГИОП обратит внимание на эти проблемы многострадального дома. 

Плачевное состояние фасада

В свою очередь представители ВООПИиК считают, что при грамотном подходе проблемы подтопления можно было бы избежать.

«Во дворе есть старый сточный коллектор. Сейчас он забился и не эксплуатируется. Но коллектор можно восстановить, понизив его уровень. Тогда влага не будет портить цоколь. На совещании были представители Водоканала, они допустили такую возможность. Если бы КГИОП принял нашу инициативу, то мы были бы готовы взять финансирование на себя. Однако местные власти нашу позицию не приняли», — добавил Александр Кононов.  

Он уточнил, что находка имеет культурно-историческую ценность. Ведь в большинстве дворов, прежде, чем положить асфальт, булыжное мощение демонтировали.

В администрации Адмиралтейского района отказались предоставить оперативный комментарий по итогам заседания. В МО «Адмиралтейский» в свою очередь сослались на занятость руководства. 

Стоит отметить, что если бы КГИОП принял позицию ВООПИиК, то в дальнейшем муниципалитету или другим органам местных властей пришлось бы решать проблему автомобилей, паркующихся во дворе. Вряд ли историческая кладка, которая в свое время была рассчитана на кареты и телеги, пережила бы колеса современных автомобилей.  

Несмотря на решение комитета по охране памятников, члены ВООПИиК сдаваться не собираются.

«Даже с учетом того, что брусчатку оставят, мы не считаем это компромиссом. С решением КГИОП не согласны. Будем бороться дальше», — отметила член ВООПИиК Анна Капитонова.

Вне зависимости от того, как дальше будут развиваться события, этот случай стал прецедентом. Ведь, чтобы подобных конфликтов больше не возникало, придется определить и прописать статус для подобных объектов.

Добавим, что дом статс-секретаря Великого княжества Финляндского Н. Семенова возвели в 1809-1810 годах по проекту неизвестного автора. Спустя 35 лет архитектор Геральд Боссе расширил здание. В 1908 дом обзавелся флигелем.

Автор: Никита Нестеров
Материалы по теме: