00.00 00.00 00.00
Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

Граждане, эта сторона митинга наиболее опасна

31.01.2021 23:09 1359
Какие неприятности грозят законопослушному петербуржцу, из любопытства попавшему в центр незаконных массовых акций? Корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ вошел в образ любопытного петербуржца, прогулялся 31 января по центру города, был задержан ОМОНом на Исаакиевской площади, и закончил свою воскресную прогулку в отделе полиции в Шушарах.

Центр Петербурга 31 января был явно не предназначен для пешеходных прогулок. Уже с раннего утра все подходы к Дворцовой площади и Невскому проспекту были перекрыты кордонами правоохранителей и отгорожены уборочной техникой. Немногочисленным в 10 утра зевакам и туристам силовики искренне советовали возвращаться домой или выбрать локацию подальше от центра города.

Никакой жизни от вас здесь нет

С первым кордоном полиции корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ встретился у Казанского собора, желая выйти на променад Невского проспекта.

Диалог с капитаном, командовавшим оцеплением, не задался:

— А можно пройти?

— Нет.

— А почему?

— Мужчина, отойдите от меня на 2 метра, а лучше идите домой. Здесь сегодня ненормальные будут гулять, держитесь подальше.

— А где можно гулять?

— Отойдите от меня на два метра.

В течение часа я вместе с другими петербуржцами безуспешно пытался выйти на Невский проспект, в каждом переулке натыкаясь на непреклонное «нет» силовиков. Тут и там разворачивались маленькие человеческие трагедии. Кто-то пытался попасть к больной маме, один паренек рвался через кордон на свидание, у кого-то «горели» билеты в Эрмитаж, а несколько человек безуспешно хотели забрать свои автомобили, накануне оставленные в зоне оцепления. Пропускали тех немногих, кто смог доказать свое проживание на Невском проспекте и близлежащих улицах с регистрацией в паспорте.

О масштабных перекрытиях центра города накануне акций протеста петербуржцев никто толком не предупредил, поэтому возмущения горожан в основном звучали в адрес городских властей. Впрочем, перепадало «на орехи» и оппозиционным активистам.

«Идите к Смольному митингуйте, никакой жизни от вас здесь нет», — возмущалась Ирина, жительница Гороховой улицы.

Театр юных зрителей

Первое действительно большое скопление несогласных корреспондент НЕВСКИХ встретил около полудня на Пионерской площади, у ТЮЗа. Периметр площади был оцеплен силовиками, и пришедшие протестовать начали покрикивать в сторону полиции и Росгвардии. Зеваки вроде меня расчехлили телефоны и принялись за съемки. Снимать было кого, некоторые граждане пришли на митинг в карнавальных костюмах, были и плакаты разной степени креативности как в поддержку Навального, так и против него. Беглый опрос собравшихся показал палитру мнений. Большинство опрошенных были «за свободу» и «против дворца», получается теперь, что конкретно против бизнес-планов господина Ротенберга. Многие честно признавались, что им плевать на Навального, пришли посмотреть, как «дерутся с ментами».

— А ты сам чего пришел? — спросили у корреспондента.

— Посмотреть, — признался я.

— Вот и я посмотреть, мне **** [наплевать] на политику. Все они уроды, — откровенно признался петербуржец Дмитрий, на вид 25–30 лет.

Одного из тех, кого так не любит Дмитрий, корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ встретил на площади. В окружении соратников депутат Госдумы Виталий Милонов наблюдал за происходящим и активно раздавал интервью журналистам. Диалог с Милоновым, пожалуй, и спас автора от первого задержания. Во время интервью с политиком «гуляющие» внезапно начали громко кричать, полковник полиции сказал в рацию «Работаем», и начались задержания. «Броневые ребята» подбежали и к нам, с фразой «пройдемте граждане», депутат отреагировал: «Мне пройдемте? У меня встреча с избирателями». Ситуацию разрядил полицейский чин, узнав народного избранника и скомандовав «отбой» силовикам. Через несколько минут на Пионерской площади все закончилось, протестующие были рассеяны правоохранителями и разбежались. Несколько десятков задержали.

Сказали — надо идти

Не успев на Сенную площадь, где сегодня тоже «было жарко», корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ встретил толпы «гуляющих горожан» на Вознесенском проспекте. Люди шли по тротуару в сторону Мариинского дворца, на вопрос журналиста «почему туда?» ответы были: «сказали, надо идти к Мариинскому». Кто и зачем это сказал, было не очень понятно, но народ не спорил и шел.

Периодически на проезжую часть быстро выскакивали тройки и четверки молодых людей, лица которых были плотно замотаны шарфами. Команды «заводил» задорно выкрикивали речевки нецензурного содержания в адрес властей и полицейских, которые радостно подхватывала и начинала громко цитировать толпа. Чем-то это напоминало шествие футбольных фанатов на стадион, не хватало только фирменных цветов любимого клуба и барабанов.

Чем медленней шла толпа, тем чаще начинали работать «группы поддержки», заводя идущих людей. В какой-то момент журналист поймал себя на мысли, что уже тоже не боится идти по проезжей части, не боится нарушать общественный порядок и в целом настроен «показать им». Кому «им» и что «надо показать», заводилами не детализировалось, в качестве объекта гнева большинство выбирало силовиков, пытавшихся удержать толпу при входе на Исаакиевскую площадь.

Просто смотрел

Неподалеку от входа в Мариинский дворец все тот же Милонов полемизировал с протестующими, пытаясь объяснить им безуспешность участия в незаконных массовых акциях. Депутата пытались высмеивать, но он не сдавался, вновь и вновь обращаясь к недовольной молодежи. Неожиданно сотрудники полиции и Росгвардии начали вытеснять толпу с площади, из мегафонов полиции зазвучали предупреждения о том, что мероприятие проводится незаконно и гражданам стоит немедленно разойтись. Корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ решил занять удобную для наблюдения за событиями точку, но не успел. Сзади подошли двое в «броне» и, приняв руку «на болевой», предложили пройти в автобус.

— Я просто смотрел, почему я должен идти с вами?

— Сам пойдешь?

Журналист благоразумно выбрал «сам пойдешь» и через пару минут оказался в автобусе «Пассажиравтотранса», ставшего импровизированным мобильным КПЗ для доставляемых в полицию.

 

В отделе разберутся

Задержавшие меня сотрудники полиции вели себя жестко, но корректно. Автобус, куда поместили, был практически пустой, как «сельдей в бочку» задержанных не набивали. «Старший на борту» майор полиции приказал автобусу отправляться в путь, как только были заняты все сидячие места. В диалоги с задержанными силовики не вступали, уточнив лишь, есть среди нас несовершеннолетние и не требуется ли кому-нибудь из нас медицинская помощь. Подростков среди нас не было, пострадавших тоже.

— Я журналист, — проявил я попытку инициативного диалога с сотрудником.

— Ну и что? — удивился офицер.

— Меня надо отпустить, я выполняю свои профессиональные обязанности, — не сдавался я.

— В отделе разберутся, не переживайте, — закончил диалог офицер.

В его взгляде читалось, что, даже если бы вместе со мной в автобус поместили депутата парламента, ему бы тоже ответили «в отделе разберутся». Впрочем, обращаясь уже ко всем задержанным, майор добавил, что нас «доставляют» в 4-й отдел полиции в Шушарах и что нам стоит позвонить своим родным и близким и рассказать, где нас разыскивать.

«Доставляемые» после его слов оживились, ведь среди толпы весь день гуляли слухи, что задержанных будут отвозить чуть ли не в Псковскую область и бросать там «на съедение волкам». В дороге познакомились. Больше половины «пассажиров» оказались такими же зеваками, как и я, проходившими мимо и наблюдавшими за событиями. Много шутили.

«Как вызвать „Яндекс.Еду“ в автозак?»

«Ребят, садитесь назад, здесь теплее.
— Сесть всегда успеем»

«Вышел, блин, за хлебушком, поел дубинала»

Нестройно пытались исполнить известный хит «Еду в Магадан».

Впрочем, были среди нас и профессиональные протестующие. «Не идите на омоновцев, убегайте. Рассредотачивайтесь», — продолжал полушепотом инструктировать оставшихся на свободе соратников Алексей. Его напарник Иван предлагал всем передавать ему свои данные для передачи правозащитникам, которые помогут быстро выйти на свободу. Девушка Марина горевала, что это у нее повторное задержание за две недели, и могут посадить на административный арест. Две другие пассажирки честно признались, что пришли «на акцию» со своими молодыми людьми и «винтиться» не хотят. Парней не задержали, а они попались.

Неофиты живо интересовались у «рецидивистов» правилами поведения в отделе полиции и спрашивали, отбирают ли телефоны. Как выяснилось несколько позже, телефоны у задержанных действительно забирают.

Больше всех среди нас не повезло туристу из Барнаула Василию, который пробирался со своей женой в гостиницу. Когда толпа побежала, жену понесло в сторону ОМОНа, и Василий бросился за ней. Действия мужчины показались полицейским агрессивными, и его достаточно жестко задержали. Жена, к счастью, не пострадала. Надеюсь, в его ситуации разберутся, и барнаульский гость покинет «гостеприимный Петербург» без протокола.

Кто здесь журналист?

Товарищ майор наблюдал за нашими беседами со «вселенской грустью» в глазах. Было ясно видно, что негатива он к нам не испытывал, скорее жалость, и я решил еще раз попытать счастья на смягчение «автобусного режима».

— Командир, можно в окно покурить?

— Ты в армии служил?

— Было дело.

— Тогда знаешь, что «можно».

— Разрешите, товарищ майор?

— Не положено, береги здоровье, несогласный.

— Я журналист.

— Тем более береги.

Приехали наконец в отдел, во дворе которого пришлось ждать начала процессуальных действий еще около часа. Впрочем, из автобуса сразу вывели девушек и поинтересовались, нужен ли кому-нибудь врач. Через час подошла очередь и мужчин.

— Кто здесь журналист? — поинтересовался усталый помощник дежурного.

— Я журналист.

— Документы есть?

Документы у меня были. Помощник дежурного проводил меня к выходу из отдела. Обернувшись, я увидел, что у задержанных собирают документы и телефоны. Шутки кончились.

У входа в отдел уже кучковались родственники. По их словам, в 4-й отдел полиции привезли несколько автобусов. Полицейские пообещали родным принять для задержанных воду и еду сразу после их оформления. Рыдала пожилая женщина, мама одного из задержанных:

— Их там бьют, их там бьют, зачем он туда полез…

— Не бьют там никого, успокойтесь, я только что оттуда.

— Зачем он туда полез, зачем?

— Я не знаю. Пусть у вас все будет хорошо.

На «воле» я оказался через три часа после своего задержания благодаря помощи пресс-службы ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленобласти, которой сегодня не раз приходилось выручать попавших «под замес» журналистов. Случайным зевакам, задержанным вместе со мной, повезло гораздо меньше. Им предстоит провести долгие часы в отделе полиции, а возможно, и получить административный протокол. Пожалуй, не самая честная цена за «минуту славы» под объективами телекамер, пока тебя ведут в автозак.

Запомнилось мне главное: что после объявления гражданам, что «мероприятие незаконное, просьба разойтись», все шутки заканчиваются, и начинается серьезная ответственность за свои слова и поступки. Приключения на свою голову на незаконном митинге найти легко, но вот последствия таких приключений могут оказаться очень даже серьезными.

За сегодняшний день в Петербурге сотрудниками полиции было задержано около одной тысячи человек. Далеко не все из них действительно против государственной власти.

 

Материалы по теме: