Главная / Город

Перед смертью архитектор Даянов обвинил «градозащитников» в работе на чуждые Петербургу интересы

Количество брошенных и медленно разрушающихся зданий в Петербурге сегодня сопоставимо с количеством зданий, разрушенных в годы фашистской блокады. Чтобы сохранить памятники от гибели, городские архитекторы предлагают современные проекты их реставрации потенциальным инвесторам. Однако даже после получения всех разрешений и согласований многие перспективные проекты останавливают через суды «градозащитники». Выдающийся архитектор Рафаэль Даянов перед смертью раскрыл причины этого противостояния.

Перед смертью архитектор Даянов обвинил «градозащитников» в работе на чуждые Петербургу интересы

Перед смертью архитектор Даянов обвинил «градозащитников» в работе на чуждые Петербургу интересы
Невские Новости / Кирилл Конторщиков

Как правило, эксперты довольно неохотно говорят о причинах, по которым десятки зданий в историческом центре Петербурга остаются без внимания инвесторов. Хотя при взвешенном подходе практически каждое из них могло бы приносить неплохие доходы и городу, и предпринимателям, оставаясь при этом исторически охраняемым объектом. Но, увы, этого не происходит.

Незадолго до своей смерти в январе 2021 года, выдающийся архитектор Рафаэль Даянов рассказал НЕВСКИМ НОВОСТЯМ главную, на его взгляд, причину, по которой инвесторы перестали запускать новые проекты в Петербурге. Архитектор говорил, что это происходит из-за нескольких градозащитников. И назвал их имена (аудиозапись есть в распоряжении редакции).

«Градозащитники — это группа людей, которая присвоила себе такое звание. Имена их хорошо известны — это Кононов, Лаврентьев, Шапчиц. Люди, которые в страхе держат всех инвесторов. Есть масса объектов, которые брошены бизнесом из-за них. Сейчас при помощи градозащитников можно тормознуть вообще абсолютно все. Город задыхается, потому что никто ничего не делает», — возмущался Рафаэль Даянов.

Так вышло, что наш разговор с Рафаэлем Маратовичем состоялся, когда он уже тяжело болел. В своем последнем интервью архитектор попросил нас напомнить «градозащитникам» об их ответственности перед Петербургом и его жителями за свои действия. Ведь, останавливая градостроительные проекты, они лишают разрушающиеся здания права на вторую жизнь, людей — рабочих мест, а город — доходов в бюджет. Вместо получения дохода в бюджет власти Петербурга вынуждены тратить дополнительные средства на консервацию объекта.

«Часто бывает, что стройку в конце концов бросают, инвестор уходит. А дальше мы видим брошенные территории и никакого развития. Удивляюсь, что пресса не занимается главным – почему это происходит, почему в городе нет инвестиций. А их и не будет», — предупреждал Даянов.

НЕВСКИЕ НОВОСТИ попытались поговорить на эту тему с градозащитником Николаем Лаврентьевым, основная деятельность которого сегодня — оказание юридических услуг. Он отказался обсуждать «градозащитные» аспекты своей деятельности с нашей редакцией.

Здания в историческом центре превращаются в руины

О разрушающихся объектах в историческом центре города петербуржцы знают не понаслышке. Вот, к примеру, дом № 127 на Лиговском проспекте, возведенный в 1883 году: от него сейчас остались только стены, да и они сохранились не полностью. Руины здания, заваленные мусором, уже несколько лет огорожены глухим бетонным забором.

Перед смертью архитектор Даянов обвинил «градозащитников» в работе на чуждые Петербургу интересы
/ Кирилл Конторщиков

В 2016 году этот земельный участок оказался собственностью ООО «ВК Логистик». Руководствуясь заданием комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Санкт-Петербурга (КГИОП), девелопер должен был отреставрировать здание в соответствии с его историческим обликом. А на территории за домом собственник собирался возвести апарт-отель и магазины. Правда, строительные работы с тех пор так и не начались.

Еще один пример — пробирная палата на набережной канала Грибоедова, 51, литера Б, одно из старейших зданий Петербурга. Сегодня этот памятник архитектуры практически уничтожен: от него остался лишь фасад. Инвестора у дома нет, поэтому пока его будущее остается неопределенным.

Об этих и других объектах редакция НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ рассказывает в проекте «Руины Петербурга». Наши корреспонденты находят удивительные здания, которые разрушаются из-за нерадивых собственников и чиновников, и показывают, как эти дома могли бы выглядеть, если специалисты наконец взялись за их спасение. И если им не мешали некоторые градозащитники.

Так это бизнес или деятельность по зову сердца? 

О реальности этой некрасивой проблемы НЕВСКИМ НОВОСТЯМ рассказал и руководитель архитектурного бюро «Студия 44» Никита Явейн. Он отметил, что для некоторых «ребят» градозащита является бизнесом.

«Меня часто раздражают такие вещи. Бывают, конечно, совсем неудобоваримые ребята, но, как правило, мы находим консенсус. Конечно, у некоторых это бизнес, но это уже другой вопрос. Если они выбрали себе профессию „градозащитник“, значит, они как-то с ее помощью живут. Откуда-то у них деньги появляются», — отметил Никита Явейн.

Причины, по которым активизируются градозащитники, весьма разнообразные.

«Кто-то не хочет, чтобы у него под окнами дом построили, и он нанимает ребят, которые „гонят волну“. Бывают и такие, кто работает „по-черному“ — если ты мне не заплатишь, я тебя засужу. Кто-то преследует политические цели. Но настоящее в этой деятельности все же осталось — это поколение за 50. Ученые, профессионалы. И Кононов один из них», — говорит руководитель архитектурного бюро.

Существует ли заговор градозащитников?

Известный архитектурный критик Мария Элькина призывает не воспринимать ситуацию с градозащитниками как некий заговор. По ее мнению, отчасти вся эта обстановка болезненного консерватизма держится на том, что большинство архитекторов, которые строят в Петербурге, не могут предложить ничего, что хотелось бы защитить. При этом ситуация, когда градозащитники могут раздуть скандал практически вокруг любого проекта, очень болезненная для города и непродуктивная, считает критик.

Перед смертью архитектор Даянов обвинил «градозащитников» в работе на чуждые Петербургу интересы
Невские Новости /

«Мы очень часто видим громкие скандалы вокруг тех мест, где есть большие инвесторы или которые имеют потенциал привлечения внимания. Невозможно отделаться от ощущения, что мы имеем дело с политическими интересами или попыткой выстраивания диалога с коммерческими структурами», — отмечает Мария Элькина.

По ее словам, в Петербурге градозащитная идеология действует с 80-х годов, но сейчас она превратилась в идеологию абсолютного меньшинства, которая тем не менее имеет очень большое влияние.

«Город не может жить прошлым, и город невозможно сохранить по указке. Перед нами ставят ложный выбор: сохранить или развивать. На самом деле, чтобы сохранить, нужно развивать. Петербургу нужна стратегия, нужно новое представление о себе, в том числе для того, чтобы сохранять исторический центр и старые здания. Чтобы он просто дальше жил, он должен смотреть в будущее. Градозащитники нам в этом не помощники, потому что пытаются затормозить повестку на каком-то очень примитивном уровне, все превратить в музей, который, видимо, должен быть построен за государственный счет», — заявляет критик.

Депутат Законодательного собрания, член постоянной комиссии по экологии и природопользованию Михаил Амосов убежден, что противостояние архитекторов и градозащитников — это живой процесс, в котором надо найти баланс.

«Знаю огромное количество людей, болеющих за наш город, за сохранение исторического облика, но не всегда с ними согласен. Иногда мне кажутся чрезмерными их требования. Я считаю, что здесь надо искать баланс. То, что у нас есть градозащитники, это хорошо. Но, конечно, мы должны немного нежнее относиться к инвесторам. Для меня важно, чтобы не появлялось каких-то дисгармонирующих объектов. Чтобы наша городская среда не разрушалась»— отметил депутат.

После освобождения нашего города от блокады комиссия Ленгорисполкома выявила 187 поврежденных и разрушенных домов-памятников. Сегодня же, в современном Петербурге, по оценкам экспертов, в практически таком же состоянии уже более 150. 

Из-за чего в историческом центре Петербурга появились десятки заброшенных зданий? Почему ими никто не занимается? Сколько бюджетных денег ежегодно пропадает в «чреве» петербургских руин? Кто и что мешает возродиться умирающим «заброшкам» Петербурга? На все эти вопросы наша редакция ищет ответы в цикле публикаций спецпроекта «Руины».