Януш Вишневский: Настаиваю необходимую мне грусть на поэзии Есенина, музыке Коэна и Шуберта

24.05.2015 10:34 645
Санкт-Петербург, 24 мая. Корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ пообщался с культовым польским писателем Янушем Вишневским, автором бестселлера «Одиночество в
Санкт-Петербург, 24 мая. Корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ пообщался с культовым польским писателем Янушем Вишневским, автором бестселлера «Одиночество в сети» и множества романов, успешно продаваемых во всем мире огромными тиражами. В рамках Книжного салона в Северной столице Януш представлял книгу под названием «Любовь и другие диссонансы», написанную в соавторстве с петербургской писательницей Ирадой Вовненко. Во время интервью, говоря исключительно на русском языке, польский прозаик рассказал об особенностях русских женщин, связи биохимии с литературой, а также о необходимой для написания книг грусти, обрести которую ему помогает поэзия Есенина, музыка Коэна и Шуберта. - Пан Януш, главными героями ваших книг в большинстве своем являются женщины. По всей видимости, вы их хорошо знаете. Как вы относитесь к русским женщинам? Можете ли вы сказать, что знаете их также хорошо, как остальных? - Я не думаю, что есть большая разница между польками и русскими женщинами, потому что и те и другие славянки. Конечно, есть некоторые специфические вещи. На мой взгляд, русские женщины больше чувствительны, немножко-немножко более грустны и романтичны. У нас эта романтичность уходит, потому что мы теперь больше принадлежим к европейской моде. В то же время у вас она еще живая, но и польки и русские одинаково красивы. Для меня нет ничего удивительного – приезжать в Петербург и видеть красивых женщин. А вот мои друзья из Германии, которых я посылаю в Петербург, отказываются говорить об Эрмитаже и говорят только о женщинах. - В одном из своих интервью вы сказали, что «Одиночество в сети» начинали писать, чтобы избавиться от депрессии. В чем сейчас ваше вдохновение, вы по-прежнему нуждаетесь в депрессии? - Да, мне было очень грустно из-за одной женщины. В такой ситуации мужчины делают разные вещи: некоторые пьют, некоторые идут к психиатру, но я решил написать книгу, потому что это разговор с самим собой, своего рода психотерапия. В целом это не оригинально, много людей начали писать, познав несчастье и грусть. Сейчас, перед написанием книги у меня должен быть определенный уровень меланхолии и я его подготавливаю, в частности читаю поэзию. Самым лучшим для грусти является Сергей Есенин. Также я слушаю музыку Леонардо Коэна, Роберта Шумана и таким образом подготавливаю свою грусть. Мне надо быть немножко меланхоличным, чтобы начать писать. - Вам лично нравятся ваши книги? Бывает такое, что познав мир с другой стороны, вы смотрите на ранее вами написанное и думаете: «Сейчас бы я так не написал»? - Да, я бы хотел некоторые вещи изменить и это нормально. Но это не было бы честно, потому что в тот момент я чувствовал – как я чувствовал. Снова войти в это эмоциональное состояние невозможно. - Несмотря на литературный успех, вы продолжаете заниматься химией, следите ли вы за новыми открытиями в этой отрасли, чтобы в дальнейшем использовать их для написания своих будущих книг? - Да, конечно, но больше не из области химии, а из области нейробиологии и биохимии, потому что все эмоции, появляющиеся в голове, связаны с молекулами и я это использую. Я знаю что происходит в головах влюбленных людей с точки зрения химии, и если есть что-то новое я всегда об этом пишу. -Не могу не спросить, как сейчас в Польше и Германии относятся к вашим поездкам в Россию? Никто вам не говорит, что в связи с политической ситуацией в мире, вам лучше сюда не ездить? - В любом случае это не было бы для меня важно, потому что диалог в культуре нужно поддерживать несмотря на политическую ситуацию. Если люди культуры перестанут между собой говорить – это будет очень плохо. Я никого не спрашиваю, что мне надо делать, а что не надо, я делаю то, что чувствую. В России много моих читателей, с которыми я дружу, почему политическая ситуация должна как-то на это влиять? Впечатлениями от работы с Янушем Вишневским с корреспондентом НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ также поделилась Ирада Вовненко. - Ирада, стоит ли нам ждать ваших новых работ в соавторстве с Янушем, или ваш творческий союз себя исчерпал? - Понимаете, мы дружим – это раз. Во-вторых, я надеюсь, что скоро мы будем делать совместную передачу. Нам предложили реанимировать проект на канале «100 ТВ» «Любовь без границ». Об этом еще рано говорить, предложение поступило буквально недавно, все еще нужно проработать, но я думаю, что мы с радостью вернемся к этому, потому что для нас это интересно. А потом мне нравится самой сейчас писать, потому что я стала себя чувствовать более уверенно, я это делаю с большим удовольствием и моя последняя книга «Открытка» сейчас продается и дает мне возможность писать дальше. - Поработав с Янушем, как вы его почувствовали? Ощутили ли вы польское либо германское начало? Или он человек мира? - Нет такого, поляк, немец. Мне кажется, что люди, которые интересны и глобальны в своем мышлении, они вне национальности.
Новости партнеров: