00.00 00.00 00.00
Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

Загадка «Глаза Росомахи»: наши пушки по своим не палят

20:50 08.05.2021 588
Оказывается, не только люди, но и пушки могут стать героями детективов. В Музей истории и техники Кировского завода нас привела «последняя пушка» конструктора Ивана Абрамовича Маханова, казематный вариант базовой Л-11 — артустановка Л-17. Маханов работал над ней накануне Великой Отечественной. Сразу после ее создания был репрессирован. Она сменила фамилию, была захвачена врагами, установлена на вражеских укреплениях, но так ни разу и не выстрелила по своим.

Загадка «Глаза Росомахи»: наши пушки по своим не палят

История про пушку, созданную на Кировском заводе в Ленинграде, началась для корреспондента НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ в обычной турпоездке в Подпорожский район Ленобласти. Есть в поселке Вознесенье, там, где красавица Свирь вытекает из Онежского озера, финское укрепление в скале «Глаз Росомахи». Его возвели во время оккупации в 1942–1944 годах. А внутри — гнездо для советской казематной артустановки Л-17. Укрепление вражеское, а пушка наша. Создал ее конструктор Маханов, но автором значится Грабин, любимчик Сталина.

В сухих музейных документах и справках — история соперничества и конфликта двух выдающихся оружейников Маханова и Грабина, страшная история с доносом и приобщением первого к «делу Тухачевского».

Расстрелян в 1940-м, но жил до 1980-го

Иван Маханов и Василий Грабин работали каждый над своим детищем: Маханов в КБ на Кировском заводе в Ленинграде, Грабин — на горьковском машиностроительном. «Эльки» Маханова требовали ручной сборки и высокой точности, постоянно дорабатывались и, увы, давали сбои на тестовых стрельбах. Свою серию «Ф» Грабин задумал поставить на поток, так проще и эффективнее казалось производить пушки в условиях военного времени. Ставка Грабина на масштабируемость процесса изготовления и сборки победила. Его пушку приняли на вооружение и заказали Кировскому заводу, где начальником опытно-конструкторского бюро в то время трудился Иван Маханов. Вольно или невольно Маханов саботировал процесс производства, объясняя это тем, что свою родную продукцию рабочие знают лучше и к процессу сборки привыкли. Так в своих воспоминаниях об артиллерийском производстве на ленинградском Кировском (бывшем Путиловском) заводе в 1930–1946 годах прямо говорит инженер Чечельницкий. Воспоминания изданы в единственном экземпляре и хранятся в музее истории завода.

То, что Грабин поставил свою подпись и присоединился к показаниям против Маханова, не сыграло решающую роль в судьбе Ивана Абрамовича. Своей подписью Грабин (к слову, любимчик самого Сталина) лишь отвел беду от себя. Он всего-то и сказал, что Л-17 надо доработать. То же в 1939-м признавал и сам автор казематной артустановки. Но доработать пушку Маханова довелось именно Грабину, командированному в Ленинград. И именно Грабин, после ареста Маханова, отказался от производства своей пушки в пользу усовершенствования детища конкурента. 

Впрочем, в музее Кировского завода до сих пор считают, что «Грабин поступил некрасиво». И что из его «надо доработать» родилась формулировка приговора:

«Маханов Иван Абрамович, 1901 года рождения <…> являясь руководителем конструкторского отдела на Кировском заводе, срывал вооружение РККА легкой дивизионной пушкой, вместо которой конструировал заведомо негодную для Красной армии универсальную дивизионную пушку, срывал вооружение укрепленных районов капонирными установками Л-17, умышленно конструировал дефектные пушки: дивизионную 73 мм пушку Л-12, зенитную 100 мм пушку Л-6».

Загадка «Глаза Росомахи»: наши пушки по своим не палят

Сотрудники музея завода рассказали НЕВСКИМ НОВОСТЯМ, что Иван Маханов был арестован 27 июня 1939 года, его обвинили по статье 58 пп 1-а, 7, 11 УК РСФСР и расстреляли в 1940-м. С завода он был уволен за невыход на работу.

«Это неверные сведения. Я его похоронил в 1980 году на Северном кладбище,в беседе с нашим корреспондентом опроверг информацию о расстреле сын конструктора Станислав Иванович Маханов. — История очень запутанная. И с Грабиным, и с пушкой. Когда я был в Артиллерийском музее, то видел подпись рядом с этой казематной пушкой — КБ Грабина. Как бы то ни было, Грабин — человек талантливый. Он пошел по пути постановки производства своих пушек на поток. И это, между прочим, сыграло большую роль в условиях военного времени. Роль Грабина в Великой Отечественной войне велика».

Во время своего 18-летнего заключения Маханов прошел московские Лубянскую, Лефортовскую, Таганскую, Бутырскую и Сухаревскую тюрьмы, ленинградские «Кресты», сызранскую пересыльную тюрьму, отбывал наказание в вятских и карагандинских лагерях, работал в шарашках. Например, на базе ремонтно-механического завода в Караганде организовал изготовление мин. И безуспешно писал и писал прошения об отправке на фронт.

В конце 1955-го Ивана Маханова реабилитировали. Он был восстановлен в партии. Ему вернули орден Красной Звезды, а позже даже наградили орденом Трудового Красного Знамени и юбилейными медалями. Но после лагерей конструктор не вернулся на родной Кирзавод. Пенсионером-общественником он «засветился» в Ждановском районе Ленинграда в качестве члена партбюро райкома ДОСААФ, заместителя председателя районного комитета народного контроля, внештатного лектора Музея С. М. Кирова и члена общества «Знание». Но на Кировском заводе его и по сей день считают расстрелянным. 

Пушка перекати-поле: из Ленинграда на Западную Украину и обратно на Свирские рубежи

Автор этих строк столкнулась с гнездом под Л-17 на Свирском рубеже во время самого обычного семейного путешествия. Есть в поселке Вознесенье Подпорожского района Ленобласти финское укрепление в скале — «Глаз Росомахи», или «Вепсский замок». Свирь здесь изгибается, и сверху обозреваются окрестности километров на двадцать вокруг. В оккупированном Вознесенье эту мощную трехэтажную подземную крепость возводили в строжайшей тайне. У нас действительно нет никаких сведений о ней. И у нашей разведки во время войны их практически не было.

С воды «Вепсский замок» выглядит как обычная гора, скала из диабаза (распространенная в тех краях порода, очень прочная сама по себе), а внутри она напичкана коридорами, огневыми точками, наблюдательными пунктами, которые идеально вписаны в местность и отлично замаскированы.

Строительство инспектировал сам Карл Густав Маннергейм. Ходили слухи, что в вепсскую деревушку он приехал на автомобиле, подаренном Гитлером, — так хотел поразить.

Каково же было удивление во время прогулки по финским дотам и капонирам, когда обнаружилось гнездо от советской пушки с Кирзавода! Обратились в архивы, расспросили местных жителей. И всплыла любопытная деталь: предположительно в 1942-м финны захватили 13 Махановских орудий, приняли на вооружение, присвоили свое наименование и установили в укреплениях на Свири и в Медвежьегорске.

Откуда же взялись советские пушки у финнов? Первая и самая очевидная версия — захватили прямо с эшелона при отправке на Карельский фронт. Однако в музее истории Кирзавода о таких поставках ничего не знают. На подступах к Ленинграду капонирные 76-мм Л-17 отправлялись на Лужский рубеж. Монтаж пушек в огневых точках и обучение артиллеристов обращению с ними по решению горкома партии были возложены на специальные бригады из инженеров и рабочих Кирзавода. Выполнив задание под Лугой, специалисты поехали монтировать «эльки» в дзотах на линии Красное Село — Русско-Высоцкое — Ропша — Петергоф. Последние Л-17 некто Н. В. Курин и К. Н. Ильин монтировали в районе Привала на Таллинском шоссе, в непосредственной близости от Кировского завода. Как известно, именно на этом рубеже враг был остановлен и не продвинулся дальше ни на шаг.

Загадка «Глаза Росомахи»: наши пушки по своим не палят

Фотографии из архивов финских вооруженных сил использованы не с целью пропаганды фашизма и союзников фашистской Германии, а с целью погружения читателя в исторический контекст.

Загадка «Глаза Росомахи»: наши пушки по своим не палят

На вопрос корреспондента НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ о том, как же могла попасть наша пушка к финнам, сын конструктора Маханова изложил свою версию.

«Тысячи пушек были демонтированы с Линии Сталина, когда немцы захватили Западную Украину и Белоруссию в 1941 году. Я в свое время читал об этом,поделился Станислав Маханов.Есть такой швейцарский журнал Der Kunde на немецком языке [издавался до 2017 года]. В нем было очень подробно описано, как немцы получили эти пушки, установили их в Норвегии во фьордах и изрядно из них потрепали англичан. Наверное, десяток пушек они уступили и своим друзьям финнам. И финны могли вооружить этой пушкой свои укрепления. Но до разговора с вами я не знал, что и у финнов она была. А вот то, что у немцев она была, читал. В том журнале назывались цифры — тысячи пушек. Все фьорды Норвегии были уставлены ими, чтобы отбиваться от английского десанта. Так что Л-17 сыграли в войне и отрицательную роль с нашей точки зрения. Во всяком случае, так было написано в этом журнале. За достоверность статьи я ручаться не буду. Проверять надо».  

Согласно документам военных лет, после присоединения к СССР в 1939–1940 годы западных частей Украины и Белоруссии, Прибалтики и Бессарабии укрепрайон, получивший название «Линия Сталина», остался в глубине наших территорий, недострой был законсервирован, а за пару сотен километров от него начали возводить новую линию укреплений — Линию Молотова. Вооружение снимали и отправляли на склады прямо перед Великой Отечественной, часть передавали на новые рубежи.  

Сценарист, автор документального фильма «Перемышль. Подвиг на границе» Вадим Гасанов уверен, что видел гнезда под казематные Л-17 на берегах реки Сан в современной Польше во время съемок еще до пандемии.

А первые установки Л-17 были смонтированы в июне 1940 года в Каменце-Подольском (укрепрайон входил в Линию Сталина). При оставлении из него было вывезено 22 орудия. Остальные надлежало уничтожить. То есть взорвать. И, по донесениям военных, 21 пушку взорвали. Но на исторических форумах бытует мнение, что какое-то количество орудий просто бросили. Дело в том, что войска покидали укрепления без какой-либо угрозы от противника, поэтому уничтожение военного имущества вызвало недовольство командования и раздражение местных жителей, испугавшихся шума.

О тысячах захваченных немцами Л-17, конечно, не может идти и речи, уверены эксперты. Кирзаводу всего-то заказали изготовить 600 штук. Да и на Линии Сталина насчитывалось только 142 каземата для полевой артиллерии калибра 76 мм.

Конец истории?

А ведь она еще не закончилась. Достоверно НЕВСКИЕ НОВОСТИ так и не узнали, как попали отечественные пушки на финские укрепления. Есть только локальная свирская концовка. Она в меру популистская, но не лишенная фактологической точности. «Вепсский замок» так и не принял участие в боях. Захваченная Махановская пушка, по крайней мере здесь, на Свири, ни разу не выстрелила в советского солдата. Финны оставили укрепление в августе 1944-го за месяц до капитуляции. Когда советские войска форсировали реку, из, казалось бы, неприступного укрепления не раздалось ни выстрела. Оно было пустым, «Глаз Росомахи» навсегда ослеп.

Загадка «Глаза Росомахи»: наши пушки по своим не палят

В наше время местные энтузиасты установили у главного входа небольшой и, честно сказать, не слишком информативный стенд. Пожалуй, самое интересное в нем — картосхема из архива Финляндии с расположением советских войск в Подпорожском районе в декабре 1941-го.

До сих пор на берегах Свири накануне 9 Мая то и дело разгораются споры вокруг статуса укреплений. Инициативная группа, в числе которой есть даже депутат муниципального совета, предлагает фортификацию превратить в музей, настаивая на уникальности сооружения. Однако у идеи множество противников. Они отказываются признавать музеем вражескую цитадель. Вот и теряем мы такие уникальные объекты на туристических картах.

Получается, та война еще не закончена в наших душах. Будь укрепление советским, получить статус музея было бы гораздо проще. И гораздо больше людей вызвались бы помочь с обустройством. Собеседники НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ уверены, что сохранять память стоит в любом случае, музей нужен.

Но хочется верить, если и будет «Глаз Росомахи» когда-нибудь военно-историческим музеем, то это будет музей советским воинам. Верное тому свидетельство — российский триколор над поверженной крепостью. Он уже сейчас реет. А отдельный стенд, может быть, даже не один, обязательно нужно посвятить Л-17, ее детективной истории и почти мистическому бездействию. Наши пушки в своих не стреляют.

Ранее НЕВСКИЕ НОВОСТИ рассказывали, как петербургские поисковики выясняют судьбы фронтовиков.

Понравился материал?Подпишись на «Невские новости»
Материалы партнеров: