Общество

  • 21 сентября 2021 19:49
  • 730

«Ушли туда, где больше платят»: как спасают петербуржцев от ковида медики скорой и неотложной

Любовь Тервинская
  • Обозреватель

Фото: Невские Новости  /  Александр Гришин

Основной удар пандемии коронавируса пришелся на медработников, и уже почти два года они помогают петербуржцам бороться с инфекцией. Как справляются врачи и фельдшеры в полевых условиях, рассказывают НЕВСКИЕ НОВОСТИ.

Врачам и фельдшерам скорой и неотложной помощи в период пандемии приходится сложнее всех. Более 13 тыс. медиков круглосуточно помогают заболевшим, а значит, больше остальных рискуют здоровьем. Степень опасности напрямую зависит от уровня заболеваемости коронавирусом, который в последнее время нестабилен.

Всего в городе развернуто 5 313 коек, в стационарах находятся 4 372 пациента с ковидом и пневмониями. За прошедшие сутки в больницы поступило 211 человек, а 65 пациентов врачи выписали. На сегодняшний день в реанимациях лечится 421 человек, из них 163 находятся на ИВЛ. Большинство из них выжили благодаря вовремя прибывшей скорой. В чем заключаются основные сложности работы медиков, а также есть ли разница между скорой и неотложной помощью, выяснили НЕВСКИЕ НОВОСТИ.

«Меньше получают за те же риски»: как спасают петербуржцев от ковида скорые и неотложки
Невские Новости /

Скорая и неотложная помощь — одно и то же?

Скорая и неотложная помощь вызываются по единому номеру — 112. Уже внутри сети оператор распределяет обращения горожан по двум службам. Генеральный директор и главный врач частной скорой медицинской помощи «КОРИС» Лев Авербах рассказал о различиях скорой и неотложной помощи.

«Существует скорая помощь городская и скорая помощь района. Оказывают они услуги по экстренной помощи и по неотложной. Есть скорая помощь как служба — станция скорой помощи, а есть оказание скорой помощи. Оказание помощи делится на экстренную помощь и неотложную. Как таковой неотложной помощи — службы нет», — рассказал эксперт.

«Меньше получают за те же риски»: как спасают петербуржцев от ковида скорые и неотложки  
Агентство городских новостей Москва / Сергей Киселев

Другими словами, скорая — экстренная служба немедленного медицинского реагирования, выезжающая к тем, чья жизнь и здоровье находятся под угрозой. У неотложной помощи другие задачи — оказывать содействие пациентам, которые по состоянию здоровья не могут самостоятельно обратиться в поликлинику, но при этом их жизни ничего не угрожает. Еще одно различие в том, что деятельность одной курирует город, вторая подведомственна районным властям. Однако это разделение — негласное, оно используется в медицинских структурах для облегчения понимания между работниками.

Скорая помощь чаще приезжает на вызовы, поступившие с улиц, из учреждений, объектов городской инфраструктуры: с места, где человеку внезапно стало плохо, рассказал НЕВСКИМ НОВОСТЯМ собеседник из городской станции скорой медицинской помощи Петербурга, пожелавший остаться неназванным. Но и с больными коронавирусом таким специалистам тоже приходится работать, говорит он.

«У скорой помощи уличные вызовы: падение с высоты, ДТП, без сознания на улице. Мы никогда не работали как неотложка — мы работали как скорая всегда, просто мы перевозили ковидных пациентов — их было много. В общем, любая улица — это скорая помощь, которая должна приехать в течение максимум 20 минут», — уточнил собеседник агентства.

«Меньше получают за те же риски»: как спасают петербуржцев от ковида скорые и неотложки  
Невские Новости / Степан Яцко

На дом медики скорой, подконтрольные городу, тоже выезжают: в случае травм, родов, смерти, различных кровотечений, отравлений, судорог. Или же если произошло нечто «криминальное»: суицид, огнестрельные и ножевые ранения и прочее. Районная скорая, она же неотложная, оказывает помощь больным в домашних условиях. Чаще врачи выезжают на вызовы пациентов из-за проблем с сердцем, температуры, давления и так далее. Несмотря на то что нагрузка в двух службах вполне соразмерна, оплата труда разнится, констатирует Лев Авербах.  

«Фельдшеры меньше получают денег, чем врач, за те же самые риски», — пояснил Авербах.

Отношения сотрудников скорой и неотложной помощи сложные, говорит анонимный фельдшер, и дело не только в зарплатных отличиях.

«Неотложка и скорая не дружат — каждая из служб считает другую бездельниками. Мы пересекаемся в приемном покое, но работаем от разных организаций», — рассказал работник скорой.

«Меньше получают за те же риски»: как спасают петербуржцев от ковида скорые и неотложки  
gov-murman.ru / Пресс-служба правительства Мурманской области

Высокий риск заразиться

В отличие от врачей неотложной, фельдшеры скорой помощи не так явно ощутили на себе влияние пандемии — им приходилось иногда просто перевозить больных ковидом в разные стационары.

«Многие не ощутили заражений, всегда в маске, в перчатках. Обрабатывают руки чаще, потому что перчатки надеваются не на каждый вызов, потому что неизвестно, какого рода помощь нужно оказывать больному», — пояснил фельдшер.

Маски или врачебные респираторы, шлемы, перчатки, защитные очки, специальные комбинезоны — это неудобно и тяжело, но медикам приходится этим пользоваться, чтобы снизить риски заражения ковидом. Однако не всегда это удается из-за «заразности», или, по-научному, контагиозности вируса.

«Персонал: водители, и фельдшеры, и врачи болели, конечно, и ничего не спасало. Находились с пациентами, получали вирусную нагрузку, поэтому болели», — рассказал директор частной скорой медицинской помощи «КОРИС».

«Меньше получают за те же риски»: как спасают петербуржцев от ковида скорые и неотложки  
Невские Новости / Анна Карпова

Условия работы фельдшеров и врачей

Петербургский фельдшер в беседе с НЕВСКИМИ НОВОСТЯМИ отметил, что его зарплата, как и заработок его коллег, зависит от категории, стажа, от количества времени, проведенного с ковидными больными. Рассказал и об условиях получения надбавок за опасную работу.

«Заболеваемость снижается за счет массового иммунитета, ковидных больных меньше. Мы получали нормальные деньги до этого, когда пандемия была в разгаре. А сейчас — сколько ты провел с ковидным, столько и получил. В среднем за одного такого больного фельдшер скорой получает около тысячи рублей», — уточнил собеседник.

Лев Авербах указал на другой нюанс работы во время пандемии: появилась текучка кадров с врачами неотложной помощи, и специалисты уходили не из-за страха заразиться, а искали более «доходное» место. А вот фельдшеры, напротив, сильнее держатся за свою работу.

«Ушли туда, где больше платят — в стационары подрабатывать. У фельдшеров такой возможности нет, но все равно нехватка профессиональных фельдшеров была всегда», — отметил Лев Авербах.

Несмотря на эти небольшие различия в работе сотрудников экстренных медицинских служб, они добросовестно выполняют свой гражданский и профессиональный долг. Именно врачи скорой и неотложной помощи сейчас принимают основной удар ковида, и это невзирая на риск заразиться, отсутствие времени на обед, сложности самих вызовов, связанных с новой инфекцией, недовольство горожан, которые порой не стесняются в выражениях в случае длительного ожидания медика. 

Ранее НЕВСКИЕ НОВОСТИ рассказывали, что четвертая волна ковида в Петербурге не за горами.

Любовь Тервинская
  • Обозреватель
Поделиться статьей в соцсетях