00.00 00.00 00.00
Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

Смена политических событий в «горячих точках» планеты требует оперативности от кино

22.08.2021 14:48
Президент Фонда защиты национальных ценностей Максим Шугалей, освобожденный из ливийского плена, и сыгравший его актер Кирилл Полухин приняли участие в заседании пресс-клуба «Петербургский уикенд» на площадке медиагруппы «Патриот». Говорили о том, как и кем пишется современная история прямо сейчас.
Смена политических событий в «горячих точках» планеты требует оперативности от кино

Не часто доведется увидеть за одним столом прототип и актера. Кино вообще редко становится предметом обсуждения политических обозревателей. История социолога Максима Шугалея и переводчика Самера Суэйфана, которых почти два года без предъявления каких-либо обвинений удерживали в ливийской тюрьме, как раз из таких. Благодаря серии фильмов «Шугалей» она получила широкий резонанс во всем мире. Только с помощью «киношников», всколыхнувших общественность и вызвавших сильнейший резонанс, МИД и Минобороны удалось освободить Максима и Самера.

О том, как и кем пишется прямо сейчас наша современная история, 21 августа со съемочной группой фильмов «Шугалей», «Шугалей 2» и «Солнцепек» говорили в пресс-клубе «Петербургский уикенд».

«Если наш фильм помог в освобождении Максима, то мы горды этим. Мы должны молодежи показывать через художественные приемы действительность. Они будут познавать политическую историю», — считает продюсер Сергей Щеглов

Сергей Щеглов отметил, что серия фильмов «Шугалей» и «Солнцепек» про недавние события на Донбассе — «определенное кино, которое что-то пропагандирует», но основанное на реальных событиях. К сожалению, эти фильмы никогда не получат широкого признания за рубежом. И прежде всего, по политическим мотивам.

«Правда в том, что Евросоюзу, Америке, как и странам, которые входят в коалицию — Украине, Грузии — мы сегодня очень неудобны своим русским духом. Мы живем другими ценностями, не западными. Человеческими ценностями», — считает он.

А то, что художественные фильмы со сложным и кропотливым процессом съемки проходят столь оперативно путь от первых строчек сценария до экрана, все собравшиеся единогласно отнесли к заслугам съемочной группы. Сменяемость событий на политической арене, в очагах напряженности, в «горячих точках» требует скорости и от кино. Оперативностью и документальностью изложения событий можно оправдать даже некоторую шаблонность современных отечественных фильмов «про войну».

«Я смотрел этот фильм в дороге, у меня многое всплыло в памяти. Я считаю, что фильм — это культурное событие,поделился бывший украинский политзаключенный Игорь Кимаковский впечатлениями от картины «Солнцепек»,Я призываю, чтобы художественных образов Донбасса появлялось больше, потому что именно это остается в памяти людей. Я призываю создавать образы, которые будут цеплять молодежь».

В ходе обсуждения прозвучала мысль о «государственном заказе» на подобные картины. Должно ли государство стимулировать появление правильных образов на экране?

«Мне кажется, государство не должно спускать сверху такие вещи. Эпосы рождаются внутри народа. Но государство могло бы помочь получить прокат. Давайте взглянем реальности в глаза и скажем: нашим фильмам трудно пробиться на экраны, и это проблема»,считает кинорежиссер Александр Коробко.

Он также вспомнил фильм «Ополченочка» тоже про последние события на Донбассе, назвав его современным аналогом «Слова о полку Игореве». Роман Разум и группа его единомышленников, находясь в эпицентре событий, своими силами собрали средства и сняли по-настоящему народную ленту.

Коробко отметил, что его коллеги — продюсеры, сценаристы и все, кто принимал участие в создании серии фильмов «Шугалей», стали родоначальниками нового явления. Они освободили кино от голливудских шаблонов и перешли к сути, продолжая делать экранную картинку красивой по всем законам художественного жанра кино. Коробко считает, что фильмы о Шугалее могут конкурировать с продукцией Netflix.

Больше всего вопросов журналистов досталось двум Шугалеям: реальному и киношному. Правозащитник, руководитель Фонда защиты национальных ценностей Максим Шугалей отметил, что тяжело быть прототипом экранного героя.

«По сути, эти фильмы спасли жизнь и мне, и моему переводчику. Когда вышел первый, меня привезли на допрос, сняли мешок с головы и сказали: "Про тебя вышел фильм". Стали показывать скриншоты. С этого момента изменилось отношение. Когда я заходил в тюрьму с мешком на голове, слышал, как охранники делают селфи. Вдумайтесь: 4,5 тыс. человек сидит на маленьком клочке земли, в тюрьме. Все они — иностранцы. Прошел год и восемь месяцев, но выпустили только нас двоих. Остальные так и сидят. Их государства, общественники их стран не снимают про них фильмов, не стоят у консульства Ливии с плакатами. Это беда только их семей. В нашем случае — я не мог оценить тогда, но вернувшись, понял, насколько глобальна была поддержка. Я живу с чувством благодарности и ответственности. Познакомился с замечательными актерами и съемочной группой. То, что они делают — снимается "с колес", фильмы выходят один за другим. Исторические фильмы — новый вид кинематографа. И качество того, что снято в кратчайшие сроки, очень высокое. Новости забываются, а фильм остается»,рассказал Максим Шугалей.

Актер Кирилл Полухин, сыгравший Шугалея в кино, признался, что до прочтения сценария не знал Максима и того, чем в реальности занимался прототип его героя. Входить в образ приходилось вслепую: Шугалей все еще сидел в тюрьме.

«Я пытался в интернете найти информацию о Максиме, встречался с его друзьями. Меня интересовало, какой он в семье. Мне было все равно, кто он — социолог, политолог, разведчик, водопроводчик. Я понимал, что два человека сидят в плену, и, если я могу хоть чем-то им помочь, значит, надо что-то делать. Мне эта история небезразлична», — сказал Полухин.

Реакция Максима Шугалея: образ получился.

«Очень много моментов, о которых я не говорил. Допустим, разговор с женой. Я действительно разговаривал со своей женой вслух, в тюрьме мне делали замечания. Но Кирилл этого знать не мог, смог прочувствовать. Он задал планку выше, чем я есть на самом деле. Буду подтягиваться изо всех сил, ведь теперь я знаю, каким я должен быть»,пошутил реальный Шугалей.

Телепремьера художественного фильма «Шугалей-3» состоится уже в начале сентября. Съемки проходили в условиях, приближенных к реальности: в южной стране, было жарко, столбик термометра порой доползал до отметки +60, ветрено. Съемочная группа подчеркивает, что не ставила перед собой задачи зеркально отобразить героев. Старались обыграть ситуацию, в которой те оказались. Уверены, что за эту работу никому не должно быть стыдно. Для «киношников» это важно.

Подводя итоги публичному обсуждению нового жанра, возникло ощущение, что ниша художественных фильмов о событиях, которые происходят прямо сейчас, все еще свободна в отечественном кинематографе. Не многие кинопроизводители умеют работать «с колес». А кто-то не успевает осмыслить и переработать произошедшее, представить через призму искусства. То, что кинокомпания Triiks Media одной из первых показывает фильмы по реальным и совсем недавним событиям, вызывает уважение у зрителей. Это, как минимум, ново и интересно.

Материалы по теме: