Вячеслав Полунин – о Петербурге-панке, человеческом счастье, хулиганстве, искусстве и внутренней свободе

01.06.2015 13:56 585
Санкт-Петербург, 1
Санкт-Петербург, 1 июня. Всемирно известный клоун Вячеслав Полунин вновь живет и работает в Петербурге, и от этого в нашем городе стало чуть больше радости. За его творческим благословением, советом и поддержкой приходят те, кто, как и он, колдует над алхимией человеческого счастья. Благо, теперь далеко ходить не надо. Накануне сразу нескольких городских мероприятий – дня рождения проекта «Упсала-цирк» и большого фестиваля искусств и здорового образа жизни «ЙогАрт» – корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ встретился с создателем «сНЕЖНОго шоу» и поговорил о меланхолии российских зрителей, Петербурге-панке и хулиганстве. - Слава, мы знаем, что «Упсала-цирк» в свой 15-й день рождения номинировал вас на премию «Золотая рогатка», которую отдаст «Хулигану года». Как думаете, в жизни взрослого человека сейчас находится место для хулиганства? - Раньше, в древние времена, был обязательно Праздник дураков, где люди поступали неожиданно, непривычно, неприлично и так далее. Очень жалко, что нет сейчас таких дней, потому что человеку надо обязательно выскакивать из отрегулированной системы, структуры. Он не может быть машиной, поэтому эти взрывы ему необходимы. И клоуны, и цирк, и другие какие-то вещи дают возможность людям время от времени освободиться от постоянно сдерживающих систем. «Упсала-цирк» нашли такой замечательный способ, который дает удовольствие людям освободиться. - Можно ли посоветовать взрослому, что делать в обычной жизни, когда необходимо похулиганить? - Посоветовать трудно. Если чувствует внутреннюю необходимость, то в любой ситуации может взять и закричать, разбить тарелку о стену, сделать что-то такое, что кажется совершенно нелогичным сейчас. Конечно, это ни в коем случае не должно быть вредным другим людям. Это всегда надо понимать. - В этот момент взрослый человек немного возвращается в состояние ребенка, как вы считаете? Нам вообще нужно это делать? - Я думаю, что лично я так и остался ребенком. Кому-то нравится быть в этом состоянии, а кто-то хочет взрослеть. Но если бы мы дольше продержались в стране ребенка, то были бы более счастливыми. Потому что ребенок находится в фантастическом мире мечты, радости, поиска, увлечений, а взрослые теряют эти возможности, считают необходимым освободиться от таких детских черт. Если мы больше будем возвращаться к своим детским мечтам, у нас будет больше радости в жизни. - Видимо, это то, чем вы занимаетесь, создавая свои спектакли? - Спектакли – это повод узнать что-то, они просто приоткрывают двери, а в принципе, они приоткрывают двери для нашей жизни. Я-то вообще уже больше не интересуюсь искусством, я только использую искусство для того, чтобы научить человека быть счастливым. - В каких странах самые «сложные» взрослые и дети? - Каждая страна имеет свои плюсы, свои минусы. Сейчас мы в Японию поехали, японцы нас за обе руки схватили: «Помогите нам быть более радостными, мы все очень серьезные!» Сейчас появляется несколько программ на телевидении японском, где они всё время смеются, такое раскрепощение появляется. Но японец по сути своей очень сдержанный и очень серьезный, и эта нота поддерживается обществом. В России есть огромная стеснительность – люди очень стеснительные, в том числе и дети. И есть противоположность: среди стеснительных появляются очень развязные, которые стараются свою стеснительность прикрыть какими-то действиями, поэтому все развязные оказываются на самом деле стеснительными. Еще в русских, наверно, грустная нота более сильна, чем в других. Я сам очень люблю меланхолию, редко в какой нации есть такая черта замечательная. Но чем шире наша палитра эмоций, тем лучше. - Что скажете про Петербург? Ему удается, как мечтал Петр, стать немного европейским городом, в том числе в плане искусства, эмоций, раскрепощенности? - То же самое, что я говорил про японцев, есть у англичан: при своей чопорности они очень раскрепощенные, потому что это требуется нации. Если какая-то сторона превалирует, то требуется провокация, чтобы уравновесить ее. Так среди чопорных англичан вдруг возникают панки. То же самое у нас. Из-за того, что мы такие суровые с виду, у нас это накапливается и вдруг выливается в очень мощных явлениях. Вроде Емеля ленивый на печке лежит-лежит, а потом как махнет рукой направо-налево и доведет до самого предела любые свои поступки! Вот и в Петербурге так: история с нашими поисками циркового нового мира – просто замечательная. Сейчас у нас в городе четыре наиболее активные группы: фестиваль «ЙогАрт», «Упсала-цирк», наша группа, жонглеры развиваются в школе «ОГО». Словом, есть несколько активных групп, и здорово, что есть такие праздники, как большой фестиваль «ЙогАрт», где в этот раз целый день отдан цирку. Нас не так много – тех, кто пронюхал новый дух, будущее цирка, и мы должны друг другу помогать в этом деле. - Вы были на фестивале уличных спектаклей на Елагином острове? - Нет, жду, пока они немного подрастут. Они пока ищут, пробуют. Когда произведение появится, я с удовольствием буду с ними обсуждать. - Вы редко рассказываете о новых проектах, но, может, есть что-то новое, о чем уже можно говорить? - Да, хотя если мы пытаемся что-то делать, то сначала держать это в тайне. Из того, что уже открылось, – это история с цветным карнавалом. Мы сделали его сначала в Париже как эксперимент, нам понравилось, потом сделали в Питере на 1500 человек, а потом в Москве на 10 тысяч, и сейчас это удивительно сильная, мощная идея, которая будет активно развиваться. Если нам Питер начнет помогать, мы сможем это не в одном «Упсала-парке» делать, но и во всем городе.   Читайте по теме: В свой 15-й день рождения 6 июня Упсала-Цирк «охулиганит» петербуржцев и впервые вручит премию «Золотая рогатка» Слава Полунин и «Алхимия снежности»: байки о знаменитом шоу и формула счастья человечества
Новости партнеров: