«Сосулька строгого режима»: как Смольный тратит миллиарды на бесконечную борьбу с наледью

К концу второй декады декабря Петербург пережил снегопад и оттепель: с горами снега на дорогах и тротуарах, катками по пути на работу и сосульками-убийцами. Впереди еще одно короткое похолодание и очередной переход «через ноль». Чиновники команды губернатора Александра Беглова по-прежнему обещают справиться с зимой и который год проигрывают ледовое побоище. Собеседники НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ, знающие ЖКХ города изнутри, отмечают неэффективность выбранного жилкомом метода борьбы за температурно-влажностный режим (ТВР) в условиях изменчивой петербуржской погоды.

«Тратят деньги налогоплательщиков на ерунду, идут неверным теоретическим путем, нарушают прямое требование ГОСТа, обязательное к исполнению с 1 августа 2020 года, и преступно игнорируют тарифы на ЖКХ»,поделился с НЕВСКИМИ НОВОСТЯМИ специалист.

Мы не называем имен специалистов, которые консультировали наших корреспондентов в ходе подготовки и написания этого материала, так как они являются действующими государственными служащими и сотрудниками бюджетных организаций Петербурга, которым запрещено разговаривать с журналистами без разрешения пресс-служб.

Следственный комитет России ведет расследования сразу по четырем случаям падения наледи на петербуржцев. 13 декабря НЕВСКИЕ НОВОСТИ опубликовали карту, на которой отмечен каждый такой случай попадания сосулек или снежных глыб с кровель и фасадов. Сейчас на ней восемь адресов. Восемь адресов менее, чем за неделю!

На набережной Мойки глыба льда с крыши отправила в кому молодую женщину. Ее госпитализировали в крайне тяжелом состоянии. На 3-й Советской улице у 60-летнего мужчины после падения сосульки на голову диагностировали открытую черепно-мозговую травму и закрытый перелом шейного и грудного отделов позвоночника. Трагедий можно было бы избежать, не выбери Смольный ошибочную стратегию в борьбе со снегом и наледью.

У Жилкома виноваты архитекторы и строители прошлых веков

Жилищный комитет Смольного во всем винит ненадлежащий ТВР в петербургских домах, построенных в XVIII — XX веках.

«Основной причиной образования наледи на карнизных свесах скатных крыш является нарушение ТВР в чердачных помещениях многоквартирных домов. Вице-губернатором Санкт-Петербурга в конце 2016 года было дано поручение администрациям районов обеспечить выполнение управляющими организациями комплекса мероприятий по организации надлежащего воздухообмена в чердачных помещениях»,говорится в официальном ответе комитета нашему изданию.

Далее подробно расписан комплекс работ по ТВР, который включает в себя: теплоизоляцию верхнего розлива системы отопления, вентканалов, чердачного перекрытия и входных дверей, замену дверей в чердачные помещения на противопожарные, вывод канализационных вытяжек за пределы кровли, устройство слуховых окон и патрубков, а также, по возможности, расширение прикарнизных продухов.

Все это делается для того, чтобы максимально приблизить температуру на чердаке к той, что «за бортом». Тогда тепло дома снизу не будет подтапливать снег на крыше, тот не будет таять и стекать по кровле к холодным свесам, а потом застывать и превращаться в сосули. Считается, что перепад температур не должен превышать 4 градуса: тогда сосульки не будут нависать на карнизах и грозить прохожим сверху.

Речь идет об опасных крышах — покатых, с кровлей из листов металла — тех, что встречаются в исторической части города. По данным руководителя регионального общественного центра «ЖКХ Контроль» Аллы Бредец, в городе около 13 тыс. многоквартирных домов с такими крышами. Все они нуждаются в особом содержании и эксплуатации.

«В целом в 2020 году завершена реализация мероприятий по нормализации ТВР на кровлях многоквартирных домов, которые наиболее подвержены образованию наледи,говорится в официальном ответе жилкома НЕВСКИМ НОВОСТЯМ.По результатам зимнего мониторинга 2020-2021 годов комплекс выполненных мер показал себя с положительной стороны. Образование наледи на карнизных свесах значительно уменьшилось, что дало управляющим организациям преимущество по времени для очистки кровель».

Прошлая зима была малоснежной, в отличие от нынешней, заявившей о себе обильным снегопадом еще 30 ноября, а режим самоизоляции из-за первой волны коронавируса тогда сделал город малолюдным. Отчасти поэтому мы не слышали о фатальных случаях падения сосулек и снежных шапок.

Специалисты отмечают, что именно снежные шапки, а не свисающие и заметные сосульки, таят в себе большую опасность для пешеходов и припаркованных у домов автомобилей. Их обрушение нельзя прогнозировать, можно только предотвратить. Но никаких других мер кроме борьбы за правильный ТВР жилком не называет. Бесконечные «громкие» требования к районным главам и управляющим компаниям усилить контроль непонятно за чем, мы не готовы принять за меру, достойную исполнительного органа власти Северной столицы.

Борьба за холодные чердаки бессмысленна и беспощадна

Петр Великий более трех веков назад основал город в специфическом климате: для петербургской зимы характерна так называемая знакопеременная температура — настоящий кошмар для коммунальщиков и жилищников. Переходы через ноль происходят по несколько раз за сезон, а ТВР как метод борьбы с наледью эффективен при устойчивом морозе: от минус восьми и ниже.

Снег в марте для города тоже не редкость. С наступлением весны метод ТВР и вовсе бесполезен. Потому что в марте и апреле сосульки образуются не из-за внутреннего тепла жилого дома, а из-за того, что ласковое солнышко пригревает.

Кроме того, сосульки и наледь образуются на балконах, козырьках, подоконниках, балясинах и маскаронах — на любых выступах фасадов, с которых они и обрушиваются вниз на головы прохожим, нанося серьезные травмы. Но метод борьбы за ТВР, ставший чуть ли не идейной платформой команды Беглова, от этих сосулек не спасает.

По мнению собеседников НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ, грамотное соблюдение ТВР — не панацея от бед, а комплекс мер, направленный на решение трех вопросов. Вот они: не допустить перегрева, переувлажнения и размораживания чердака. О третьем пункте сегодня стараются не говорить. Автор этих строк специально поинтересовалась у представителя эксплуатационной службы: если за окном «минус 30», какая температура должна быть на чердаке.

«Минус 26»,ответил улыбчивый Шавкатбек.

Он хорошо усвоил урок Смольного о том, что температура на чердаке должна быть на четыре градуса выше наружной. Помилуйте, но при такой температуре все трубы, особенно система верхнего розлива, разморозятся, как их не утепляй! Если у уважаемого Шавкатбека получится выполнить рекомендацию руководства, дом ждет коммунальная авария и реки кипятка с последнего этажа по первый.

«Не ходи туда, сюда ходи, там снег башка попадет»

Порочной и неэффективной наши консультанты назвали и принятую жилкомом концепцию стопроцентного сброса снега со всех скатных кровель, в то время как нормы и правила технической эксплуатации говорят, что это необходимо только в период оттепели. В мороз пушистая снежная шапка на крыше до 30 сантиметров допускается по всем нормативам. Такая толщина определяется максимальной нагрузкой на кровельную обрешетку. Недаром же строгие документы отличают понятия «уборки кровли от снега» и «содержания кровли». Последнее подразумевает в том числе и мониторинг за высотой снега и его рыхлостью. Но такой мониторинг в современном Петербурге осуществлять некому. Штатные кровельщики управляющих компаний канули в Лету с началом «девяностых». Им на смену пришли летучие клининговые бригады, которые не могут обеспечить одномоментный сброс снега на всех опасных крышах города, поэтому и сбрасывают то тут, то там после каждого снегопада. Даже маленького. В профилактических целях.

И лежат потом эти кучи снега, сброшенные сверху, на дорогах, тротуарах и дворах, дожидаются, когда их вывезут дорожные предприятия, подведомственные уже комблагу, у которого тоже не хватает людей и снегоуборочной техники. С межведомственной коммуникацией в Петербурге традиционно не складывается.

А могут ли не лежать? Оказывается, могут. Более того, два наиболее эффективных, простых и недорогих способа борьбы с падением снежных шапок и сосулек на головы петербуржцев предписаны государственным стандартом (ГОСТом) как обязательные.

Снегозадержатель — устройство для задержания снега с целью предотвращения его неконтролируемого сползания. Требования к установке таких устройств на всех покатых кровлях приведены в действующем и обязательном к применению с 1 августа 2020 года своде правил «Кровли. Актуализированная редакция СНиП II-26-17». Он утвержден приказом Минстроя и жилищно-коммунального хозяйства и зарегистрирован Росстандартом.

Ст. 9 пп. 12 и 14 правил:

9.12 На кровлях зданий с уклоном 5 % (~3°) и более <…> следует предусматривать снегозадерживающие устройства, которые должны быть закреплены к фальцам кровли (не нарушая их целостности), обрешетке, прогонам или к несущим конструкциям покрытия.

9.14 Для предотвращения образования ледяных пробок и сосулек в водосточной системе кровли, а также скопления снега и наледей в водоотводящих желобах и на карнизном участке следует предусматривать установку на кровле кабельной системы противообледенения.

Специально для сотрудников ЖКХ редакция НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ показывает, как сделать и установить простейший снегозащитный барьер, которые по ГОСТу в шахматном порядке на расстоянии метра-полутора друг от друга должны быть на каждой крыше в историческом центре Петербурга.

Макет мы сделали из бумаги. Представьте, что это два листа тонкой металлической жести, соединенных между собой фальцем: неразъемным, но и не жестким соединением. Из обрезка такого листа даже старший школьник на уроке труда способен сделать нехитрую конструкцию, которая не даст снегу сползти вниз. Жесть легко гнется и режется. Мы просто плотно надели ее на фальц сверху. Убедительно просим работников ЖКХ не крепить саморезами к кровле — такие соединения проржавеют и приведут к протечкам, а наша конструкция, даже если и сползет под весом снежной шапки, то упрется в карниз.

Конструкций подобных барьеров множество, их делают из самых разных материалов, как говорится, на любой кошелек. Каких-либо проблем с установкой не заметили. Главное, эти работы можно осуществлять в плановом, а не авральном режиме.

Греющий кабель — удовольствие подороже, требует собрания собственников и общего решения, зато его можно включить в техзадание по капремонту кровель. Увы, такая задача даже не рассматривается комитетом. И в ТЗ жилком, как официальный государственный заказчик работ, эти пункты не вносит, тем самым игнорируя требования ГОСТа.

Конечно, снегозащитные барьеры не предотвратят образование сосулек, но при их использовании снег, который не успели убрать с наступлением оттепели, не свалится людям на головы.

Нет денег на греющий кабель? Не беда! Барьеры позволят оптимально распорядится ограниченным людским ресурсом — кровельщиками, которые смогут все силы направить на расчистку воронок водосточных труб от льда и наледи, чтобы обеспечить водоотвод. Зато из-за снега, спокойно лежащего на крыше и ждущего своей очереди, управляющая компания может получить солидный штраф за плохую уборку. Так определено жилищной политикой Смольного — все время чистить и сбрасывать. Важен процесс, а не результат.

Всяческого рода жилищные проверки и инспекции не устраивает объяснение, что согласно ГОСТу снег может лежать на крыше. Они выписывают штрафы и составляют протоколы. Неумолимы: снег лежит, значит, крыша не убрана, невзирая на стандарты.

Использование научных разработок для Жилкома — это фантастика

Интересно, каким образом нынешняя команда комитета внедряет новые технологии в сферу ЖКХ? Есть ли в жилкоме бюджетная статья на научно-технические разработки? Почему требования ГОСТа не находят отражения в техзаданиях на капремонт крыш и замену кровли?

Собеседники НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ уверены, что одни только методы борьбы со льдом и наледью, предусмотренные ГОСТом, если бы они соблюдались, вкупе с поддержанием ТВР уже не допустили бы восемь несчастных случаев падения льда с домов менее, чем за неделю. Есть и другие технические методы, которые также позволяют не допустить талую воду на желоба в холодные зоны крыш. Некоторые из них были опробованы еще во времена СССР и повторены уже с новыми материалами в качестве пилотных проектов в районах Петербурга менее десяти лет назад.

В 1978 году инженер Гаршин придумал устройство на крыше, над теплой частью чердака, второго желоба. Он обустраивается так, чтобы тающий снег не доходил до холодного карниза и не замерзал вновь, превращаясь в сосульку. По желобу его отправляли сразу в домовую канализацию. Но многие чиновники и не соответствующие своим должностям работники ЖКХ до сих пор ошибочно считают, что талая вода, образовавшаяся на кровле в процессе таяния снега, по методу Гаршина пускается не в канализационную трубу, а в водосточную, и становится причиной образования «катка» на тротуаре.

Наши консультанты резюмировали: метод дешевый и эффективный.

«Сейчас очень легко делать второй желоб, это вам не 1970-е, много современных материалов, пластиков. Главное, установить воронки для стока. Тепло дома само растопит снег, не надо его сбрасывать вниз на людей и машины. А если еще и поставить снегозащитные барьеры, чтобы снежные шапки не падали, то можно совсем забыть о крыше», поделился собеседник НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ.

Казалось бы, почему же не используется этот дешевый и эффективный метод. По организационной причине — нет штатных кровельщиков, бригадная система заточена на уборку: мести, сбрасывать. Для того, чтобы желоб работал, его нужно, во-первых, сделать, а во-вторых, эксплуатировать. Воронку кто-то знакомый с методом должен открывать в зиму, и закрывать пробкой весной. Зимой водоток слабый, а летом в проливной дождь — забрызжет во все технические отверстия в квартирах. Если штат управляющей компании не укомплектован, метод Гаршина не спасет.

Постскриптум

Метод снежной уборки города, выбранный властями, не делает Петербург чище и безопаснее. Жилком продолжает настаивать на «холодных чердаках», сведя свою деятельность к усилению контроля, раздаче штрафов и указаний. Между тем, вопрос содержания кровель в соответствии с требованиями норм и правил технической эксплуатации упирается не только во внедрение инноваций, но и в кадры: в количество штатных сотрудников, обслуживающих крыши, в условия их труда, размер их заработной платы и квалификацию. Об этом НЕВСКИЕ НОВОСТИ обязательно расскажут в следующем материале.

Отдельного разговора заслуживает и тарифная политика, на которую жилком даже не собирается влиять. Кровли в Калининском, Выборгском и Приморском районе — необслуживаемые, а скатные кровли исторического центра Петербурга — обслуживаемые. Но тариф, устанавливающий сумму на содержание и тех, и других единый во всем городе.

Складывается впечатление, что команда губернатора Беглова устранилась от решения целого ряда насущных вопросов. А что же власть законодательная?

15 декабря, в самый пик оттепели и вала жалоб горожан на падающие сосульки, спикер ЗакСа Александр Бельский заявил, что депутаты займутся снегом позже. Наверное, когда подморозит, и сосульки падать перестанут, а падать начнут люди.

«Я бы сказал «спасибо» за то, что не посыпали реагентами. Посмотрите, в каком городе мы находимся — просто сказка,заявил Бельский.Хочется сказать большое спасибо, что город не превратился в замерзшую зиму и размерзшую жижу».

Александр Бельский согласился с тем, что уборка города от снега вызывает вопросы. Однако списал неудовлетворительное качество на большой объем выпавших осадков.

Ранее НЕВСКИЕ НОВОСТИ рассказывали об оригинальном способе по очистке от наледи кровель, изобретенном петербургскими коммунальщиками.