Пятница, 30 сентября 2022

8

Санкт-Петербург

Мусорная, транспортная, муниципальная. Еще одной реформой в Петербурге может стать «похоронная»

По мнению инициаторов законопроекта — членов комитета Госдумы по строительству и ЖКХ, в ведение которого также входит похоронная отрасль, принятый документ станет фильтром для недобросовестных ритуальных агентов. Рынок должны покинуть фирмы, которые не могут организовать похороны должным образом или навязывают услуги, нелегально получив контакты родственников умершего через сотрудников моргов или используя связи в МВД. Ориентировочно новая схема должна заработать в течение четырех лет.

Принятие подобной инициативы чиновники и депутаты обсуждают не первый год. Но прийти к единому мнению у законодателей и представителей исполнительной власти пока что не получилось. Вероятность того, что законопроект все же рассмотрят и примут вновь, появилась в 2022 году, когда ежегодный оборот рынка ритуальных услуг в стране достигает, по разным оценкам, от 77 до 200 млрд рублей.

Несмотря на то, что текст законопроекта еще не обнародовали в открытом доступе, уже сейчас можно сделать вывод, что речь идет о своего рода реформе, по аналогии с нашумевшими мусорной, транспортной и даже муниципальной, которая подразумевает укрупнение МО. Ведь здесь речь также идет о переделе соответствующих структур в сторону увеличения их звеньев.

Борьба с черными ритуальщиками или гвоздь в крышку гроба малого бизнеса?

Ожидаемо, что крупные игроки на петербургском рынке оценили эту инициативу положительно, а вот небольшие фирмы восприняли возможный законопроект негативно.

«Мы абсолютно не готовы к такому нововведению. И неясно, будет ли возможность перестроиться. У нас совсем небольшой бизнес — маленькая похоронная бригада, которая занимается только перевозкой усопших. В этой нише очень высокая конкуренция. Несмотря на возросшую смертность, прибыль увеличилась несильно, так как в виду финансового кризиса люди стали экономить на похоронах и брать часть тех услуг, которые раньше доверяли агентам, на себя. Что нас ждет в случае принятия закона — не знаю. Скорее всего, придется с кем-то объединяться», предположила представитель небольшой ритуальной фирмы Татьяна Дваждова. 

По данным, опубликованным на сайте Смольного, в 2021 ежеквартальная смертность в Северной столице составляла около 20 тыс. человек. Таким образом, с января по декабрь в последний путь проводили порядка 80 тыс. петербуржцев. Это превышает показатели 2020 года примерно на 15 %.

«Мы выходим в число основных игроков в Санкт-Петербурге, готовы к новому закону, так как наша компания уже сейчас соответствует всем необходимым критериям. Инициативу я воспринимаю положительно. На рынке очень много недобросовестных игроков, в частности, речь идет о фирмах-однодневках или откровенных мошенниках. Вот пример: у одной женщины дома умер родственник, на пороге тут же появился ритуальный агент, навязавший свои услуги и взявший оплату вперед. За день до похорон выяснилось, что ничего не готово к погребению, даже документы усопшего находятся у этой конторы. В итоге женщина обратилась к нам. Мы нашли фирму, помогли вернуть деньги и организовали похороны»,рассказал агент ООО «Городская ритуальная служба» (ГРС) Алексей Беззубиков. 

Цена смерти

По словам собеседника, самые бюджетные похороны начинаются от 19–20 тыс. рублей и могут доходить до 100 тыс. за погребение. При этом на сайте ООО «ГРС» указана сумма среднего чека по городу — 55 тыс. рублей. Немногим ранее в разговоре с НЕВСКИМИ НОВОСТЯМИ эксперты озвучивали стоимость в 50 тыс. рублей. Если верить этим цифрам, то оборот сферы ритуальных услуг в Петербурге мог составить около 4–4,5 млрд. рублей в 2021 году. Также мы запросили данные у комитета по промышленной политике, инновациям и торговле, который курирует государственную «Специализированную службу по вопросам похоронного дела», но на момент выхода этого материла ведомство ответ не подготовило.

Вице-президент Ассоциации предприятий похоронной отрасли Санкт-Петербурга и Северо-запада Вероника Лутковская не стала комментировать обсуждаемый законопроект по причине того того, что пока еще до сих не ясно, в каком виде будет принята эта инициатива и будет ли она принята вообще. А вот о текущей ситуации на рынке эксперт рассказала.

«Мы можем говорить, что у нас сейчас около десятка устоявшихся игроков. На виду две-три фирмы, деятельность которых можно назвать сомнительной. Также в последнее время участились случаи, когда похоронные агенты оказывают некачественные услуги. Стало больше жалоб. Если говорить о средней стоимости похорон, то не буду называть сумму. Могу ошибиться. Здесь все зависит от многих факторов», — рассуждает Лутковская. 

Впрочем, борьба за место под солнцем на рынке ритуальных услуг между крупным компаниями ведется прямо сейчас. Ровно год назад по решению арбитражного суда ООО «Похоронная служба» лишилась нескольких крупных контрактов на обслуживание городских кладбищ. В итоге договоры отошли конкурентам . Продолжится ли передел рынка после принятия закона, покажет время. Но если проводить параллели с уже упомянутыми реформами, то напрашивается вывод о том, что количество оставшихся игроков можно будет пересчитать по пальцам одной руки.

Торговцы могилами

Не секрет, что в ритуальном бизнесе есть и нелегальный сегмент, который нельзя обойти стороной. Так, администраторы и сотрудники кладбищ могут получать хорошую прибыль с продажи участков на погостах. Однако подсчитать оборот такого бизнеса не представляется возможным. Торговля участками попросту незаконна. Согласно правилам, земля на кладбищах должна предоставляться петербуржцам бесплатно. Но выбор невелик. Получить участок для погребения родственники усопшего петербуржца могут только на Северном, Ковалевском и Новом Колпинском погостах.

«Несмотря на официальный запрет, такие сделки проводятся через администрацию многих городских кладбищ. Ценник за место стартует от 50 тысяч рублей и уходит в бесконечность. Поэтому здесь крутятся немалые деньги. Также распространена практика, когда могильщики и агенты получают чаевые за свою работу»,сообщил собеседник, знакомый с ситуацией. 

Один из петербуржцев на условиях анонимности рассказал, что в 2021 году покупка участка для похорон близкого человека на Смоленском кладбище обошлись семье в «символические» 40 тыс. рублей.

«Помогли связи. Если бы их не было, сумма оказалась бы как минимум в несколько раз выше. При этом для освобождения участка могильщики ликвидировали заброшенные захоронения», вспоминает житель города. 

Сможет ли новый законопроект урегулировать не только работу ритуальных бюро, но и торговлю местами на погостах? Навряд ли. Во время прошлого обсуждения инициативы в 2017 году именно этот пункт и стал камнем преткновения на самом высшем уровне. Поэтому тогда инициативу решили отложить до лучших времен.

«Если бы законопроект приняли в том виде, в котором он обсуждался пять лет назад, то могилы бы признали имуществом. Это было бы решение в пользу финансистов. Поэтому идея не получала одобрения на самом верху.  Но сейчас мы сталкиваемся с другой проблемой: текст законопроекта до сих пор не обнародован. Есть опасения, что мы узнаем все детали только после того, как инициативу примут. Те же кладбища могут так и остаться муниципальными организациями для зарабатывания средств на покойниках»,— отмечает эксперт комиссии по профессиональной квалификации в сфере похоронного дела Национального совета при президенте России Антон Авдеев.

Чем опасна «похоронная реформа»

Владелец одного из ритуальных агентств в беседе с НЕВСКИМИ НОВОСТЯМИ высказал свои опасения по поводу негативных последствий, к которым может привести законопроект в случае его принятия. Предприниматель также отметил, что несмотря на растущую смертность, выручка как малого, так и крупного бизнеса в последнее время увеличилась не сильно. Причина заключается в растущем уровне инфляции. Кроме того, собеседник согласился с нашим предположением о том, что количество даже крупных компаний, оказывающих ритуальные услуги в Петербурге, может заметно сократиться.

«Для нас это не новость. Законопроект разрабатывается уже много лет. Мы к этому готовы. По сути этот документ оставит на рынке только крупных игроков. По нашей информации, в список критериев войдет договор долгосрочной аренды, наличие выставочного зала, помещения для временного хранения тел, специализированного транспорта — не переделанных автобусов, а катафалков. При этом мелкие фирмы, скорее всего, полностью вытеснят, их поглотят более крупные конкуренты. Произойдет монополизация. Так как теперь работу придется согласовывать с властями, то есть риск того, что сфера станет более коррумпированной. Неугодных предпринимателей замучают проверками, в то в время как другие будут проходить фильтр, используя деньги или связи. Также надо учитывать уровень инфляции. У людей становится все меньше денег, в том числе и на похороны, а федеральной поддержки в 6 400 рублей не хватает. Это обстоятельство приведет к усилению борьбы за состоятельного клиента », рассуждает владелец похоронного бизнеса.

Возвращаясь в очередной раз к аналогии с мусорной или транспортной реформой, которые привели к монополизации в своих отраслях, у редакции возник логичный вопрос: не приведет ли сокращение количества предприятий к тому, что оставшиеся фирмы не будут справляться с количеством умерших. Что тогда: переполненные морги? Очередь на похороны и, как следствие, новый повод для поборов с убитых горем родных?

«Число организаций, безусловно, сократится, но избежать дефицита получится, если в состав крупных игроков войдут мелкие фирмы, которые не смогут самостоятельно работать в новых условиях. При этом успех законопроекта зависит от трех факторов. Во-первых, в основой концепции ритуальных услуг должна стать символико-культурная функция, а коммерция — лишь инструментом для ее осуществления. Во-вторых, необходимо создать специальное государственное ведомство, которое будет регулировать похоронную отрасль. Такого у нас до сих пор нет. В-третьих, это финансовая составляющая. Необходим контроль денежных потоков со стороны муниципальных властей, которым хотят отдать контроль за бизнесом», подытоживает Авдеев. 

Ранее НЕВСКИЕ НОВОСТИ писали о том, как петербургские кладбища превращаются в «коммуналки для мертвецов».