Главный детский невролог России: Эпилепсия – бич XXI века, но это не приговор и не повод отчаиваться

12:55 12.06.2015 502
Санкт-Петербург, 12 июня. В рамках V юбилейного Балтийского конгресса по д

В беседе с Валентиной Ивановной корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ пытался разобраться в типах и особенностях сложного заболевания и найти ответы на вопросы, как распознать его на ранней стадии и что делать, если у ребенка эпилепсия. – Валентина Ивановна, расскажите, что такое эпилепсия и сколько ее видов существует на сегодняшний день? – Эпилепсия – это хроническое заболевание головного мозга. В мире сейчас больных эпилепсией насчитывается более 50-ти миллионов человек. В России примерно 2% детей страдают теми или иными формами эпилепсии. В настоящее время форм этих около 50-ти, и все они очень разные. Есть более доброкачественные, есть генетически детерминированные, есть тяжелые злокачественные формы. Что касается детей, у 75% можно улучшить ситуацию правильной диагностикой, назначением лечения. В части случаев лечение даже отменяется, и дети поправляются совсем. – Заболевание считается все-таки наследственным или приобретенным? –  Есть и наследственные формы, но основная причина – гипоксически-ишемическое или просто какое-то вредное воздействие. Факторов много. Это и курение, и алкоголь, и наркотики, и болезни матери и отца. Всё это сказывается на внутриутробном формировании организма ребенка в целом и, прежде всего, мозга. Основные мозговые структуры формируются в первые недели беременности. Они особенно ранимы в этот период, где-то до двух-трех месяцев, когда женщина может еще не знать, что она беременна. Поэтому если есть какие-то факторы, которые я называла, или различные инфекции, в том числе половые, или если в этот период женщина болеет или употребляет, – всё это представляет большой риск нарушения формирования мозга и болезни мозга и нервной системы, и, в частности, риск эпилепсии. Мы сейчас выпустили клинические рекомендации для детских неврологов нашей страны, где всё подробно описано. Также существуют генетические и наследственные формы, но их очень немного. Но эпилепсия может возникнуть, даже если в период беременности женщина заболела, такое тоже случается, есть какие-то иммунологические особенности. Это редкие причины. Если семья планирует ребенка, нужно учесть, что все перечисленные факторы могут сказаться на будущем потомстве пары. – Валентина Ивановна, но все-таки, как понять, что у твоего ребенка не просто нервный тик, а действительно признаки эпилепсии? Когда начинать «бить тревогу»? – Вы затронули очень важный вопрос, потому что среди всех пароксизмальных нарушений, то есть коротких отключений сознания, могут быть как эпилептические, так и не эпилептические. Здесь среди не эпилептических может быть нарушение сна, подёргивания, короткие обморочные состояния. Но в то же время эти симптомы могут быть и признаками эпилепсии. Поэтому при первых подобных признаках у ребенка нужна срочная госпитализация в клинику. Далее, нужно разобраться, эпилепсия это или нет. Если да, то какая именно форма, потому что их 50. Следующим шагом станет лечение. – По каким признакам можно определить, что это именно эпилепсия? – Характерный признак – короткие и одинаковые симптомы. Обычно все симптомы становятся понятны практически сразу. Например, ребенок застыл, взгляд застыл. И так происходит несколько раз в день. Нужно показывать специалисту. Это называется «задумки». Это эпилепсия, и ее нужно лечить. Симптомы могут быть самые разные. Это зависит от эпилептического фокуса. Головной мозг так построен, что ведущие центры неравномерно распределены в коре. Например, височная доля отвечает за слух, обоняние, вкус. Поэтому иногда дети сами говорят: «Ой, у меня онемел язычок». Поэтому с детьми нужно тоже беседовать. Или расстройство вкуса, или что-то слышится, или навязчивый запах. Если это единичный случай, то всё в порядке, бывает. Но если это раз повторилось, два повторилось, то нужно обследоваться. Есть простой метод диагностики. С него мы начинаем. Это электроэнцефалограмма (ЭЭГ) – запись биотоков головного мозга. И сейчас это вполне доступно. Существуют два способа записи – 15-минутный и ночной мониторинг. Если мы поймали ситуацию во время записи ЭЭГ, которая вызывает сомнение, то это считается почти стопроцентной диагностикой. Если приступ произошел во время процедуры, там сразу будет эпилептический разряд, и мы назначаем лечение. Хотя внешне приступ может быть и не классически эпилептический. – Вы говорили по поводу мониторинга ЭЭГ. Я читала, что ночная запись даёт лучший результат, нежели 15-минутка. – При обычной записи мы даем нагрузку фотостимуляции, поэтому не рекомендуется злоупотреблять телевизором, компьютером и так далее, и делаем гипервентиляцию – ребенок глубоко дышит, чтобы мы могли получить более детальную информацию. Ребенок засыпает и доходит до второй стадии сна. Здесь уже ведется пролонгированная запись мониторинга ЭЭГ, и тут есть свои особенности: во время второй стадии сна вылезает вся патология мозга. Таким образом, если есть хоть какой-то скрытый вариант, который мы можем не поймать на рутинной ЭЭГ, то мы поймаем его во время сна. Есть вообще ночные формы эпилепсии. Тут важно поставить правильный диагноз, определиться с формой заболевания. Но можно сделать ЭЭГ и днем, это в основном дети до трех лет, у которых по плану есть дневной сон. Врач должен решить, какую именно электроэнцефалограмму назначить, потому что бывает, что и 15-ти минут достаточно, а бывает, и нет. Тем более что ночной мониторинг во всем мире платный. Тут важна квалификация врача. Иногда делают некачественные записи, а под ними расшифровка не соответствует тому, что есть. А иногда запись качественная, но доктор не достаточно квалифицирован и не может сделать нормальную расшифровку. После первого приступа, повторюсь, ребенка все-таки надо госпитализировать и провести полную программу обследования. Причем, необходимо сделать не только ЭЭГ, но и МРТ головного мозга. Это стандартное обследование во всем мире. Кроме того, нужно сделать клинический анализ крови, биохимию, анализ мочи. Нужно посмотреть весь организм. Голова же существует не отдельно от туловища. Необходимо собрать очень тщательный анамнез. Важно состояние печени, так как некоторые препараты выводятся через печень, некоторые через почки. Если у ребенка идет воспалительный процесс в почках, то необходимо тщательно подобрать лекарство, которое не будет влиять на них, иначе начнется обострение, а это порочный круг. Очень много аспектов. Обследование должно проходить только в стационарах, которые специализируются на подобных заболеваниях. – Как лечат самые распространенные формы? – У нас есть разные методы. В основном, это консервативное лечение. Всё зависит от этиологии, от многих факторов. Такие больные лечатся противоэпилептическими препаратами. Лекарство, разумеется, подбирается индивидуально, схемы приема тоже разные. Если раньше нужно было препарат принимать три раза в сутки, чтобы поддерживать его концентрацию в крови, то сейчас есть пролонгированные формы, детские формы в виде капель, сиропов. Есть формы, адаптированные к детскому возрасту. Лечение детей зависит от возраста, веса, пола. Дозировки даются адаптированные, как правило, на килограмм веса ребенка. Все дети разные. Одни хорошо глотают одну форму, вторые – другую. Также разница есть и в форме эпилепсии. У детей есть такие виды, которых нет у взрослых, все зависит от возраста ребенка, они так и называются – «возрастзависимые». Одна форма – два дня жизни, другие формы дебютируют в шесть месяцев, в два года, а у взрослых они вообще не встречаются. Очень важна стартовая терапия, которую начинают после диагностики. Это фундамент всего лечения. Если препарат назначен неправильно, приступы продолжатся и будут нарастать. Некоторые врачи могут растеряться. Важно помнить, обязательным условием, для достижения ремиссии является приверженность пациента назначенному лечению. Найдите хорошего врача и доведите лечение до конца вместе с ним. Часто родители начинают метаться, меняя врачей. Один назначит один препарат, другой врач – другой. И это очень плохо. Начинаются более тяжелые приступы и сложно подобрать лекарство, когда уже почти все испробовано. Формируются резистентные формы заболеваний. – Как объяснить ребенку, что с ним происходит? – Зависит от возраста, задает он эти вопросы или нет, и от частоты приступов. Иногда мы по просьбе родителей сами объясняем, что «у тебя бывают обмороки». Иногда родители не хотят, чтобы ребенок знал слово «обморок». Если ребенок интеллектуально сохранен, то мы рассказываем, что и как: «Тебе надо принимать лекарства. Не будешь принимать – будут обмороки». И в школе ребенок уже сам говорит, что у него случаются обмороки. – Кто более болезненно реагирует, родители или дети? – Дети не всегда понимают, что с ними происходит. Если родители разумные, если есть тандем между ними и ребенком, некая комплаентность между родителями и врачом, и если они понимают и выполняют все инструкции, то жить, конечно, становится проще. Эпилепсия – это не приговор, и не нужно отчаиваться. Человек, болеющий эпилепсией, вполне социально адаптирован. У нас полно больных, которые заканчивали наш университет, они прекрасно работают в разных специальностях. Есть один мальчик, который защитил кандидатскую. Рембрандт, Наполеон страдали эпилепсией. Но очень важный момент: нужно долго лечиться и каждый день принимать препараты. Нельзя делать перерывы в лечении. Отмена идет только под руководством лечащего врача. Мы нередко отменяем лечение полностью, но только под руководством врача, который хорошо знает больного, и он пошагово расписывает, какая доза препарата идет на этот месяц, какая на следующий. Нельзя просто взять и отменить препарат. Хотя есть такие формы эпилепсии, при которых пять лет может не быть припадка. Отменяют лечение, и нужно всё начинать сначала. Терапия идет не менее трех лет. А процесс отмены может занимать и полгода, и год – в зависимости от того, с какой дозы начинали отмену. Всё нужно делать спокойно, под контролем врача и ЭЭГ. – Какие советы, наставления и рекомендации вы могли бы дать родителем, столкнувшимся с проблемой эпилепсии? – Заболевание хроническое, но оно лечится. Если всё выполнять правильно, можно излечиться полностью. Не нужно больному ребенку устраивать гиперопеку, это ни к чему. Иначе вырабатываются комплексы, которые потом становятся ведущими в жизни. Они потом определяют социальную адаптацию ребенка. Если это не тяжелая форма болезни, относитесь к ребенку просто как к ребенку. Детей не нужно ограничивать. Если есть сомнения, посоветуйтесь с доктором. Часто задают вопрос: «А его в море можно купать?». Можно! Но не спускайте с него глаз, а лучше предложите купаться вместе. Вода – рефлекторный провокатор. Здесь многое зависит от мудрости родителей. Хочешь на велосипеде покататься? Поехали вместе. – Как оказать первую помощь, если начался приступ? – Просто положите ребенка на бок, зафиксируйте голову, чтобы он не бился ею об пол. Ни в коем случае ничего не нужно совать ему в рот, особенно свои пальцы. Не суетитесь. И ждите: приступ пройдет сам. Родители должны сделать всё, чтобы этих приступов не было. Тем более, сейчас много всяких гаджетов. Поставьте приложение, напоминалку, которая поможет принимать лекарство вовремя. Дети всё это любят, лечение приобретает более легкую и игровую форму. Сейчас для контроля над приступами существуют мобильные приложения, например такое приложение для смартфонов и планшетов ЭпиДень. Пользоваться им очень легко, даже маленькие пациенты могут самостоятельно делать это. Ведение больным с эпилепсией такого электронного дневника также информативно для врача и может помочь в подборе эффективной терапии. – Стоит ли предупреждать классного руководителя или воспитателя о том, что у ребенка эпилепсия, и давать рекомендации по поведению? – На самом деле, всё зависит от частоты и характера приступов, а также от взаимоотношений мамы с учительницей. Одной можно сказать, и об этом больше никто не узнает, а вторая расскажет «по секрету всему свету». Если у родителей есть какие-то сомнения, что у ребенка бывают обморочные состояния, то можно для начала дать первичные инструкции самому ребенку, что ему нужно делать в этот момент, а преподавателя попросить оперативно связываться в таких ситуациях с мамой или папой. – Валентина Ивановна, какие неврологические заболевания, помимо эпилепсии, вы с высоты своего опыта можете обозначить как наиболее распространенные в XXI веке? – Так сразу и не скажешь, их очень много. Это и детский церебральный паралич (ДЦП), и генетические заболевания, и аутоиммунные. Это огромный список. Одно из самых распространенных – это как раз эпилепсия. Также сегодня распространены не эпилептические пароксизмальные расстройства сознания, наследственные болезни. Последних – огромная группа. Это разные заболевания, связанные с нарушением обмена и с пороками развития головного мозга.

Новости партнеров: