Эксперт о прорывах во время испытания теплосетей: Лучше сейчас, чем зимой, когда у людей не будет отопления

24.06.2015 18:35 292
Са
Санкт-Петербург, 24 июня. Не первый раз во время испытания городских теплосетей в разных районах бьет фонтан воды. Что это – некачественные трубы, непрофессионализм сотрудников или недостаток финансирования, выяснял корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ, пообщавшись с пресс-секретарем ОАО «Теплосеть Санкт-Петербурга» Виктором Таничевым. – Уже не первый раз в результате испытаний в разных районах города наблюдаются прорывы. Это считается нормальным? – На самом деле, это очень хорошо. Основная задача испытаний – выявить как можно больше ненадежных участков. Поэтому это просто замечательно, что у нас такое количество повреждений. Лучше сейчас, чем это произойдет зимой, когда у нас мерзлая земля и когда у людей будет отсутствовать отопление. – Где берется финансирование на ремонт? Выделяются ли они из городского бюджета? – Вся инвестиционная программа, все капитальные и текущие ремонты, программа реконструкции, – всё это осуществляется за счет средств компании и привлеченных кредитных средств. Бюджетного финансирования нет. К губернатору мы обращались, это единственное, что я могу сказать. Всё в стадии переговоров. Ситуация заключается в том, где найти денег, чтобы сразу и полностью отремонтировать всё. Потому что это многокилометровые участки. И пока отремонтируют всё, на это уйдет много лет, а потом то, что отремонтировали вначале, снова нужно будет ремонтировать. У нас очень высокая повреждаемость и высокий износ сетей. То финансирование, которое сейчас идет на программы реконструкций, даже если его увеличить в 2-3 раза, только тогда, лет через 10, нам удастся перекрыть ежегодный прирост сетей со сверхнормативным сроком эксплуатации. – Сколько служат трубы? – Раньше срок эксплуатации сетей был 25 лет, сейчас, с 1 января 2015 года изменилось Федеральное законодательство. Срок эксплуатации для трубопровода снизился до 20-ти лет. – Есть ли участки трубопровода, подошедшие к критическому возврату впритык или вышли за все рамки по срокам? И как формируется программа по ремонту, из чего она состоит? – Мы формируем программу реконструкции и капитального ремонта исходя из мониторинга повреждаемости. Есть сети, допустим, 1963 года, которые стоят и повреждения у них минимальные, поэтому там можно отделаться локальными ремонтами. Плюс гидравлические испытания, которые мы возобновили и проводим уже третий год. Также это различные методы неразрушающего контроля – внутритрубная диагностика, плюс облеты, обходы. Локально на каких-то участках можно продержаться, но вот комплексно, если говорить, то средства требуются колоссальные. Формируем все программы исходя из реального количества технологических повреждений, где больше, там и берм в работу. – Есть ли участки, где трубы стоят с того же 1963 года и им все нипочем, а трехгодовалые трубы уже разваливаются и участок аварийный? – Такого, чтобы подвела труба, проложенная три года назад, этого нет. Пик повреждаемости – в районе 25-20 лет, и 20-15, где-то так. Где-то 1995-1992 годы и раньше, но до 2000-го. Сами понимаете, в тот период времена были непростые. – Как сильно изменилось качество труб за последние годы? – Был период не очень благоприятный не только в разрезе электроэнергетики, но и в целом по материалам. Скажем так, ситуация выправилась достаточно серьезно, потому что те материалы, которые мы используем при реконструкции сейчас, они позволяют снабжать теплом безаварийно в течение  30-ти лет, – гарантийный срок эксплуатации порядка 20-ти лет, а по факту – порядка 30, так заявлено производителем. Плюс у нас испокон веков осуществляется входной контроль всех материалов, многоуровневый. Мы отслеживаем трубу с самого момента ее рождения, если даже не с зачатия. Потом, когда она получает изоляцию, соединяются все клеммы, швы. После того, как она попадает в шур, после сварки и там много этапов, все не перечислить. Итог один – мы знаем всё о наших трубах и их производителях. Разбуди ночью, и специалисты расскажут. У нас очень серьезный входной контроль. Сейчас пропустить бракованную и сфальсифицированную продукцию… тьфу-тьфу, у нас таких случаев не было. – То есть, людям не стоит пугаться, если во время испытаний такие прорывы будут почти каждый день? Лучше, как вы сказали, сейчас. – Лучше сейчас, это факт. Но меры предосторожности нужно соблюдать. В период проведения испытаний мы повышаем давление в 1,25 раза от рабочего давления, но при этом понижаем температуру теплоносителя. Она составляет от 30 до 40 градусов по Цельсию. Связано это с желанием минимизировать риски и с самой технологией, это неотъемлемый элемент испытаний на гидравлику. Но лучше сейчас, чем зимой, это факт.   Читайте по теме: То ли еще будет: прорыв на Ярослава Гашека устранен, но испытания теплосетей продолжатся
Новости партнеров: