00.00 00.00 00.00
Нажми «Разрешить»
Узнавай только о главных событиях в Петербурге!

Операция «Параван»: прощальные гастроли RAF на Русском Севере

13:19 31.08.2021
В эти дни Архангельск отпраздновал важную дату — 80-летие прихода в город конвоя «Дервиш», который положил начало долговременным поставкам союзников военных грузов в порты Мурманска и Архангельска. Однако этим сотрудничество не ограничилось.
Операция «Параван»: прощальные гастроли RAF на Русском Севере

С 28 по 31 августа 2021 года в Архангельске отмечают 80-летие прихода в северный порт первого союзного конвоя «Дервиш», ознаменовавшего начало долгого, опасного, но такого необходимого сотрудничества СССР и западных союзников по Антигитлеровской коалиции. 

Арктические конвои доставили в СССР около половины всех грузов по программе ленд-лиза. Всего с августа 1941 по май 1945 года было проведено 78 конвоев (около 1400 торговых судов). В Архангельске принято широко отмечать каждую юбилейную дату прихода первого конвоя. Однако только отправкой грузов сотрудничество не ограничивалось.

Сейчас достаточно хорошо освещена британская операция «Бенедикт», отчасти проведенная в рамках того самого конвоя «Дервиш». Тогда доставленные в СССР летчики 151-го крыла RAF (Royal Air Force — Королевские военно-воздушные силы) вместе с обслуживающим персоналом помогли советским коллегам освоить передаваемые по ленд-лизу британские истребители «Харрикейн» и сами совершали на них результативные боевые вылеты.

Сборка и облет первых «Харрикейнов» проходили в Архангельске на Кегострове. Позже крыло базировалось на территории нынешней Мурманской области. Советско-британское сотрудничество осенью 1941 года поначалу широко освещалось пропагандой, но по понятным причинам вскоре стало малоизвестным эпизодом Великой Отечественной войны, пусть и оставившим след в мемуарах начальника штаба RAF лорда Нила Кэмерона и советского писателя Константина Симонова.

Однако спустя три года британские летчики вернулись на Русский Север. В этот раз это были пилоты 9-й и 617-й эскадрилий RAF из тяжелых бомбардировщиков «Ланкастер». Их целью стала главная угроза союзным конвоям — крупнейший линкор Третьего рейха «Тирпиц».

Зверь в пещере

«Тирпиц» был самым мощным кораблем гитлеровской Германии, который при этом за всю свою историю не сделал ни одного выстрела по надводному противнику. С января 1942 года он находился в норвежских водах именно для противодействия союзным конвоям.

Однако специфика применения немецким командованием тяжелых надводных кораблей была достаточно своеобразной. Их старались по возможности не подставлять под удар, но в итоге все они были уничтожены, не нанеся при этом противнику сопоставимого урона.

Британский флот в мае 1941 года утопил однотипный «Тирпицу» «Бисмарк» в его первом же походе (хотя и начавшемся с потопления «Бисмарком» британского линейного крейсера «Худ»). В феврале 1942 года британская 1000-фунтовая (453-килограммовая) авиабомба поставила точку в боевом пути линейного крейсера «Гнейзенау». А в декабре 1943 года его систершип «Шарнхорст» был перехвачен и потоплен британцами у мыса Нордкап.

Операция «Параван»: прощальные гастроли RAF на Русском Севере

 

Однако само по себе нахождение исправного «Тирпица» рядом с маршрутами прорыва транспортов из Британии в СССР сковывало значительные силы британского флота и откровенно пугало командование возможностью атаки линкора на беззащитные конвои. «Тирпиц» совершил всего три коротких похода, но один из них косвенно привел в июле 1942 года к роспуску конвоя PQ-17 и его последующему разгрому.

Британцы различными способами старались вывести «Тирпиц» из строя, но после первой успешной атаки сверхмалыми подводными лодками в сентябре 1943 года немцам удалось восстановить боеспособность линкора к августу 1944 года. Несколько авианалетов этому почти не помешали. Корабль был надежно защищен в норвежском Каафьорде, хорошо прикрытом зенитной артиллерией,  автоматизированной системой дымзавес, и вдобавок недосягаемом для бомбардировок с территории Англии. Возможный выход «Тирпица» в новый поход угрожал повторением истории с PQ-17, нужно было действовать на опережение.

Пункт назначения — Ягодник

Британское командование после тщательной проработки целого ряда вариантов будущего авиаудара по «Тирпицу» приняло решение использовать аэродром на острове Ягодник под Архангельском. Планировалось задействовать тяжелые бомбардировщики «Ланкастер», которые сначала должны были перелететь с бомбовой нагрузкой из Англии в СССР, пройти необходимую подготовку и уже затем провести атаку на «Тирпиц».

Выбор Архангельска был обусловлен целым рядом факторов. Аэродромы в Мурманской области оказались слабо подготовлены для посадки тяжелых «Ланкастеров», при этом они были более уязвимы для возможного удара немецкой авиации. Буквально в день вылета пришлось отказаться и от идеи сначала отбомбиться по «Тирпицу», а затем прибыть в СССР — из-за долгого пути от Англии над Норвегией могла измениться погода, что серьезно бы осложнило и без того трудную атаку на хорошо защищенный Каафьорд.

11 сентября началась операция «Параван» (на флоте параван — защитное устройство, предохраняющее корабль от контактных мин). В ней участвовали 18 «Ланкастеров» 9-й эскадрильи и 20 из 617-й. Кроме того, с ними полетел «Ланкастер» с тремя операторами RAF, журналистом Associated Press и радиорепортером BBC для освещения атаки в пропагандистских и информационных целях. Общее командование операцией взял на себя полковник Колин Мак-Маллен.

Самолеты летели в условиях строгой секретности над шведской, норвежской и финской территорией. Пилоты впервые за долгое время смогли полюбоваться расцвеченными огнями городами нейтральной Швеции — по всей оккупированной Европе города ночью не освещались именно из-за угрозы бомбежек.

При пролете бомбардировщики обстреливали шведские, финские и даже советские средства ПВО, но был незначительно поврежден только один самолет. Куда больше проблем возникло при посадке. Сложные погодные условия и несоответствие частот советского радиомаяка и английских радиостанций привели к тому, что на Ягоднике ранним утром 12 сентября приземлились только 26 самолетов.

Еще два самолета сели на Кегострове, два в Васьково и еще два — в Онеге. По одному оказались в Беломорске, Молотовске (ныне Северодвинск), Талагах и Чумбало-Наволоке. Так, один из экипажей «Ланкастеров» 617-й эскадрильи под командованием лейтенанта Росса обнаружил аэродром, не отмеченный на полетной карте, — им оказался Молотовск. Не получив сигнала радиомаяка и увидев корабли в гавани, командир решил совершить вынужденную посадку неподалеку. Экипаж быстро выбрался из бомбардировщика, который не взорвался только благодаря сработавшим огнетушителям. Вскоре появились русские солдаты. Росс был доставлен в штаб военно-морских сил, откуда он связался с Архангельском. У самолета выставили охрану, а экипаж отвезли в британское консульство.

Операция «Параван»: прощальные гастроли RAF на Русском Севере

«Ланкастер» лейтенанта Кили совершил посадку на болотистой местности вблизи деревни Талаги. Из Кегострова туда был направлен самолет У-2, с которого выбросили парашютиста. Он и вывел английских летчиков к реке, где их ждал гидроплан Ш-2. Спустя несколько часов четыре «Ланкастера» своим ходом прилетели на Ягодник. Шесть поврежденных самолетов некоторое время оставались в местах вынужденных посадок.

Британские летчики поселились на пароходе «Иван Каляев», который подогнали к Ягоднику. Примечательно, что именно на этом пароходе осенью 1941 года жили их предшественники во время сборки и облета истребителей «Харрикейн» на Кегострове. Для летно-технического состава и обслуживающего персонала построили четыре больших землянки, в которых установили телефоны и радио. Британцам предоставили два речных катера и два легкомоторных самолета для связи и перевозки людей через реку.

По прибытии на аэродром Ягодник английские летчики и техники занялись подготовкой самолетов к операции. Был осуществлен поиск отставших экипажей и обезвреживание бомб, которые «Ланкастеры» сбросили на советскую территорию при заходе на вынужденную посадку под Молотовском и Лапоминками.

Архангельские инженеры и летчики со своей стороны воспользовались возможностью изучить неизвестные тяжелые бомбардировщики. По итогам этого осмотра советской разведке были представлены подробные отчеты об иностранной технике.

Накануне операции командиры эскадрилий занимались отработкой маршрута полета. А молодые пилоты сыграли товарищеский футбольный матч с советскими летчиками. Игроки обеих команд очень старались, ведь с ними играли начальник штаба ВВС Северного флота Евгений Федорович Логинов и командир британского авиасоединения Колин Мак-Маллен. Англичане в итоге проиграли со счетом 0:6. Кроме того, в честь союзников был устроен торжественный обед, а завершил культурную программу кинопоказ.

Смертельная рана

Ранним утром 15 сентября авиаразведка донесла о благоприятных условиях над Каафьордом. После семи часов утра с аэродрома Ягодник взлетели 27 бомбардировщиков и самолет с журналистами. В ходе полета шести бомбардировщикам по техническим причинам пришлось вернуться обратно на Ягодник. Остальные же благополучно миновали немецкие базы и незамеченные вышли к Каафьорду около 11 часов утра.

«Ланкастеры» несли экспериментальное тяжелое вооружение — сейсмические бомбы Tallboy (англ. «Верзила») и самотранспортирующиеся мины. Чтобы успешно применить эти образцы вооружения, летчикам нужно было показать все пилотажное искусство, тщательно организовав атаку. В процессе маневров немцы все-таки заметили один из «Ланкастеров» и начали срочно ставить дымовую завесу.

Операция «Параван»: прощальные гастроли RAF на Русском Севере

У британцев остались буквально десять минут для осуществления задуманного в условиях постоянного обстрела зенитной артиллерией. Фактически бомбометание многих самолетов прошло вслепую, уже в 11:07 весь бомбовый груз был сброшен, и атака прекратилась. Потерь у британцев не было. Однако самотранспортирующиеся мины сдетонировали при взрывах авиабомб и не нанесли «Тирпицу» никакого вреда.

Затем бомбардировщики улетели обратно в СССР. Только самолет с журналистами отправился сразу в Англию для оперативной передачи отснятого материала об атаке. Примечательно, что его пилоты поставили рекорд — их 15-часовой перелет стал самой продолжительной миссией бомбардировщика «Ланкастер» за всю Вторую мировую войну.

После бомбежки авиаразведка так и не смогла оперативно определить, были ли нанесены хоть какие-то повреждения «Тирпицу». На самом деле, единственное удачное попадание авиабомбы в носовую часть линкора вывело его из строя. Корабль принял 2000 тонн воды, близкими разрывами авиабомб так же оказалась повреждена обшивка. Линкор вновь на долгое время перестал представлять угрозу для союзных конвоев.

23 сентября судьба «Тирпица» была решена на специальном совещании в Берлине. Из-за больших рисков корабль не стали восстанавливать и понизили в статусе до плавучей батареи для защиты города Тромсе. В районе порта его специально поставили на мелководье, чтобы в случае затопления корабль лег на грунт и продолжал использовать вооружение для обстрела наступающих советских войск. Однако RAF вскоре полностью сорвали и новый план немцев — но это уже другая история.

Послесловие

По завершении операции «Параван» британские «Ланкастеры» покидали Архангельск небольшими партиями. Летчики отдыхали, гуляли по городу, по вечерам посещали интерклуб, устроенный для досуга моряков союзных конвоев, танцевали там с русскими девушками и смотрели кино. А 27 сентября 1944 года британские летчики и пассажиры двух последних «Ланкастеров» тепло попрощались с принимавшими их советскими военными.

Однако в Архангельске остались еще шесть поврежденных «Ланкастеров». Два из них удалось восстановить в мастерских аэропорта Кегостров — с них сняли вооружение и переделали в транспортные самолеты. Один отправили в 70-й отдельный транспортный полк ВВС Северного флота. Второй в составе 16-го транспортного отряда использовался для сопровождения конвоев и ледовой разведки у Новой Земли.

Так закончилось пребывание RAF на Русском Севере. При кажущемся небольшом временном отрезке эти эпизоды принесли действенную пользу для общего хода кампании и наглядно продемонстрировали силу боевого братства советских и британских летчиков. Память о нем оживает до сих пор во время очередного юбилея конвоя «Дервиш».

Понравился материал?Подпишись на «Невские новости»
Материалы партнеров: